Надзор за исполнением законодательства судебными приставами

Вопросы денежных задолженностей одних лиц перед другими в российской действительности возникают достаточно часто. В условиях экономического кризиса добровольное исполнение таких обязательств становится скорее исключением, чем правилом.

Скопившиеся в работе судебных приставов исполнительные производства, кадровая нестабильность и, как следствие, недостаточная профессиональная квалификация личного состава продолжают оказывать негативное влияние на эффективность их деятельности.
В последнее время общественность наблюдает многочисленные выступления представителей Федеральной службы судебных приставов о недостатке имеющихся полномочий и необходимости их расширения путем внесения изменений в действующее законодательство.
В то же время практика прокурорского надзора в Челябинской области свидетельствует о многочисленных фактах бездействия по использованию предоставленных законом прав и обязанностей, а также о массовых нарушениях порядка и сроков совершения исполнительных действий.
При таком положении должникам предоставлена возможность спокойно и безответственно избавляться от имущества еще до прихода судебных приставов, вследствие чего денежные задолженности остаются не взысканными, задачи исполнительного производства - не выполненными, решения судов - не исполненными.
Ссылаясь на субъективное понимание достаточности и полноты подлежащих принятию мер, судебные приставы в рамках конкретных исполнительных производств в обычном порядке сводят свои действия к запросу сведений в 3 - 4 регистрирующих органах (как правило, в органах ГИБДД, органах регистрации прав на недвижимое имущество и в кредитных учреждениях), а также к единичному выходу по адресу, указанному в исполнительном документе.
Вместе с тем в силу требований ФЗ от 2 октября 2007 г. "Об исполнительном производстве" (далее по тексту - Закон), регулирующего условия и порядок принудительного исполнения, круг источников информации об имущественном положении должника и сами полномочия судебных приставов в этой части значительно шире, а именно:
1) получение сведений от взыскателя;
2) получение сведений от должника;
3) проверки по адресам нахождения должника и его имущества;
4) изучение содержания судебного акта (решение суда, приговор и иные судебные постановления по отношению к должнику);
5) получение сведений внутренних баз (учетов) территориального отдела судебных приставов, в том числе относительно прав требований должника в качестве взыскателя по исполнительным документам;
6) получение сведений из регистрирующих органов, организаций и учреждений;
7) получение сведений от иных лиц, в том числе сособственников общего с должником имущества.
То обстоятельство, что в некоторых из указанных пунктов не определен круг непосредственных источников информации (например, в части состава регистрирующих органов), не может быть основанием для безосновательного отказа судебных приставов от проверки каждого из таких источников.
Так, кроме адреса, указанного в исполнительном документе, источниками информации об имущественном положении должника являются сведения, получаемые по адресу регистрации места жительства должника-гражданина либо юридическому адресу должника-организации, адресу фактического проживания должника и адресу фактического нахождения организации, месту осуществления предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, а также иные адреса, в которых может быть обнаружено имущество должника.
Внимания прокурорского надзора заслуживает и содержательная часть актов, оформляемых судебными приставами по результатам указанных выходов, в которых, как правило, есть формулировки об отсутствии принадлежащего должнику имущества. Какой-либо предметной информации о том, что именно обнаружено судебным приставом по адресу проверки, какое именно имущество он счел непринадлежащим должнику и в связи с чем остается неизвестным.
Подобные факты позволяют считать выводы судебных приставов надуманными, особенно когда такие действия совершены без понятых.
Правило полноты проверки должно быть применено судебными приставами и в отношении круга регистрирующих органов, где источниками информации следует считать налоговые органы и органы ГИБДД, органы Ростехнадзора и органы регистрации прав на недвижимое имущество, Роспатент и Федеральную службу по финансовым рынкам, Государственную инспекцию по маломерным судам и кредитные учреждения.
В зависимости от вида должника (физическое лицо либо организация) такими источниками информации являются органы службы занятости населения и пенсионные фонды, территориальные комитеты по управлению имуществом и органы Росимущества, органы юстиции и территориальные управления сельского хозяйства, депозитарии и прочие.
Таким образом, безосновательная дифференцированность в выборе источников информации об имуществе должника не отвечает принципу законности, предусмотренному п. 1 ст. 4 Закона.
Более того, информационная ограниченность в части общего состава принадлежащего должнику имущества не позволяет судебным приставам обеспечить законность соблюдения порядка применения мер принудительного исполнения.
Так, отсутствие у судебного пристава сведений о содержании активов бухгалтерского баланса должника-организации не позволяет решить вопрос о первоочередном обращении взыскания, например, на дебиторскую задолженность либо ценные бумаги (ст. ст. 73, 73.1, 75, 76 Закона) в тех же целях, в силу ст. 94 Закона отделить иные материальные ценности по признакам участия в производстве.
Вследствие таких нарушений Закона возникает реальная угроза приостановления финансово-хозяйственной деятельности должника, что не является целью исполнительных производств данной категории.
В этой связи положениями ч. 4 ст. 80 Закона предусмотрено, что вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования и других факторов.
Учитывая, что имущественные права по сути и характеру не являются материальными предметами, а представляют собой лишь обязательства прочих лиц перед должником выплатить соответствующие денежные средства, изъятие имущественных прав из оборота должника минимизирует возникновение указанных рисков, за исключением тех случаев, когда такие права являются неотъемлемой характеристикой производимого им продукта.
Практика прокурорского надзора свидетельствует о том, что при всех преимуществах обращения взыскания на имущественные права работа по их поиску судебными приставами практически не ведется.
Особенно остро такой вопрос встает в отношении имущества, принадлежащего должникам на праве общей собственности (ч. 6 ст. 69 Закона), в том числе общей собственности супругов.
Каких-либо законодательных ограничений в части обязанностей субъекта такого права зарегистрировать свое участие в общей собственности нет (за исключением недвижимости), что активно и успешно используется предприимчивыми лицами в целях сокрытия информации о своем имущественном положении, и как следствие - выявление таких прав проблематично, однако это обстоятельство не является основанием для бездействия судебных приставов.
В этих условиях и при отсутствии сведений о границах прав должника в общей собственности судебные приставы полномочны осуществить мероприятия по установлению состава общего имущества.
Основываясь на том, что нормы Закона в части обращения взыскания на такое имущество носят бланкетный характер, осуществление такой процедуры возможно исключительно на основе положений ст. 255 и иных норм гл. 16 ГК, а для доли имущества в общей собственности супругов - ст. ст. 255, 256 ГК, а также п. 1 ст. 38 СК РФ.
Согласно указанным нормам право требования выдела доли и обращения на нее взыскания принадлежит кредитору.
В условиях исполнительного производства обладателем такого права следует считать взыскателя.
Принимая во внимание то, что судебные приставы прямо не наделены полномочиями по обращению в суд с вопросами подобного рода, их непосредственное участие заключается в установлении факта отсутствия иного имущества, за исключением доли должника в общей собственности, и разъяснении взыскателю указанных прав кредитора, а после получения в дальнейшем соответствующего судебного акта - в осуществлении необходимых исполнительных действий по обращению взыскания на долю должника в общем имуществе.
Согласно практике прокурорских проверок бездействие судебных приставов проявляется и в вопросах обращения взыскания на такие имущественные права, как права требования должников по исполнительным документам в качестве взыскателей. Возможность осуществления судебными приставами такой процедуры предусмотрена п. 2 ч. 1 ст. 75 Закона.
Выявление таких прав не представляет какой-либо трудности и может проводиться путем проверки информационной базы данных о должниках и взыскателях, имеющейся непосредственно в каждом территориальном отделе судебных приставов, однако факты осуществления судебными приставами подобных действий подтверждения не находят.
Особенно простым является обращение взыскания на однородные права требования обеих сторон исполнительного производства (должника и взыскателя) по отношению друг к другу, когда в отсутствие установленного Законом порядка разрешения указанных вопросов судебным приставам достаточно внести соответствующие записи во встречных исполнительных документах, руководствуясь ст. ст. 410 и 413 ГК. Тем не менее прокуроры отмечают бездействие судебных приставов и в этой части.
Один из способов выявления имущества должников - его розыск, который выделен Законом в отдельное исполнительное действие (п. 10 ч. 1 ст. 64 и ст. 65 Закона), однако, чем отличается розыск имущества от иных исполнительных действий по поиску имущества, Закон не раскрывает.
Какой-либо определенности в понятие "розыск" не вносит и сложившаяся в настоящее время судебная практика, которая в то же время указывает, что "розыск должника и его имущества следует отличать от поиска" <1>.
--------------------------------
<1> Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 июля 2009 г. N ВАС-6210/09 "Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации".

Некоторую ясность в этот вопрос вносит Административный регламент по исполнению государственной функции организации розыска должника-организации, имущества должника (гражданина или организации), утвержденный приказом Министерства юстиции РФ от 21 сентября 2007 г. (далее по тексту - Регламент). И хотя в нем определение розыска также не дается, по смыслу Регламента под розыском имущества должника следует понимать совокупность дополнительных мероприятий по поиску (установлению) имущества должников либо самих должников. Такие мероприятия должны проводиться по кругу лиц, а также кругу регистрирующих органов вне зависимости от территориальной подведомственности судебного пристава-исполнителя соответствующего отдела.
Таким образом, единственным отличием розыска имущества от его поиска является уровень пространственной компетенции конкретного судебного пристава.
Учитывая, что в силу смысла ст. 33 Закона "Место совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения" объявление розыска не является условием совершения исполнительных действий вне пределов территориальной подведомственности конкретного судебного пристава, а сам розыск не предполагает проведение каких-либо мероприятий вне пределов его обычных полномочий, розыск имущества следует воспринимать как процедуру внутриорганизационного характера деятельности судебных приставов.
В понимание полноты и достаточности принимаемых судебными приставами мер по взысканию задолженности следует включать и состояние использования ими иных полномочий, предоставленных Законом в целях понуждения должников к соблюдению установленных правил поведения, в том числе установление ограничений на выезд должников за пределы РФ, наложение штрафных санкций в виде исполнительского сбора, арест и изъятие имущества, привлечение виновных лиц к административной ответственности за нарушение законодательства об исполнительном производстве, уголовное преследование за деяния, предусмотренные ст. ст. 157 "Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей", 177 "Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности", 312 "Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации", 315 "Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта" УК РФ и т.д.
Изложенные в настоящей статье полномочия судебных приставов не исчерпывающие, однако их осуществление - неотъемлемая часть содержания принципов правильности и полноты применения мер принудительного исполнения.
Основываясь на указанных выводах, в целях обеспечения оперативного состава удобным инструментом проведения проверок и оптимизации надзора на этом направлении в прокуратуре Челябинской области разработаны соответствующие методические рекомендации.

Трошкин И.Ю.

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы