Банки и заемщики

Количество дел, связанных с займами, в судебном и исполнительном производстве неуклонно растет, государственные органы и судебная практика вынуждены реагировать на новые правоотношения, которые до сих пор не урегулированы федеральным законодательством.

Уступка долгов коллекторам

История вопроса началась в 2009 году с привлечения территориальным органом Роспотребнадзора по Красноярскому краю банка ОАО "АКБ Союз" и территориальным органом Роспотребнадзора по Ленинградской области ОАО "Восточный экспресс банк" (по делу N А56-60582/2009) к административной ответственности за нарушение потребительских прав граждан.
Роспотребнадзор привлекал банки, выдавшие кредиты гражданам, к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ, за нарушение права потребителей, выразившееся в доведении до потребителей недостоверной информации, касающейся возможности уступки банком права требования просроченной задолженности по кредитному договору третьим лицам без согласия должника.
Роспотребнадзор, руководствуясь п. 2 ст. 388 ГК РФ, постановил, что личность кредитора в лице банка, имеющего лицензию на осуществление банковских операций, имеет существенное значение для должника, а потому уступка права не может быть осуществлена без согласия самого должника.
В дальнейшем банк обратился в суд с заявлением о признании постановления органа Роспотребнадзора недействительным. Суд первой инстанции в удовлетворении требований банка отказал, поддержав доводы Роспотребнадзора.

Аргументы

В своем письме N 01/10790-1-32, опубликованном 23.08.2011 на официальном сайте ведомства, Роспотребнадзор приводит весьма серьезные аргументы в пользу своих доводов, основанные на действующем законодательстве.
1. Пунктом 1 ст. 819 ГК РФ установлена специальная правосубъектность кредитора. Денежные средства в кредит может предоставить только банк или иная кредитная организация (имеющая соответствующую лицензию). При совершении сделки по уступке права требования права и обязанности кредитора в полном объеме переходят к новому кредитору. В силу вышеизложенного императивного требования к правосубъектности кредитора по кредитному договору круг третьих лиц, которым возможна уступка права требования, является ограниченным. Требование лицензирования, а равно наличие банка (кредитной организации) на стороне кредитора в кредитном договоре распространяется как на сам кредитный договор, так и на все действия, выступающие объектами обязательств по предоставлению кредита и его возврату. Данное утверждение, в свою очередь, позволяет сделать вывод, что уступка права требования субъектам небанковской сферы противоречит специальному банковскому законодательству, требующему лицензировать банковские операции. Указанный вывод следует и из Постановления КС РФ от 23.02.1999 N 4-П: "Гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, то есть для банков".
2. Гражданин, имея договорные отношения по кредитному договору с банком как субъектом, априори несущим законные обязанности перед потребителями при реализации условия договора об уступке права требования общего характера, может оказаться в отношениях с одним из "коллекторских агентств", работа которых не урегулирована законодательно, или иным неизвестным потребителю лицом, в том числе лицом, изначально не осуществляющим деятельность на потребительском рынке и в этой связи не обязанным соблюдать правила, установленные законодательством о защите прав потребителей.
3. В силу взаимосвязанных положений п. 1 ст. 1 и п. 5 ст. 4 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1, корреспондирующих с нормами, установленными п. 1 ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", особенно с учетом общих запретов, предусмотренных п. 4 ст. 421 и п. 1 ст. 422 ГК РФ, стороны кредитного договора не вправе включать в договор условие, "разрешающее" нарушение банковской тайны. Указанная позиция подтверждается судебной практикой. Определением ВАС РФ от 14.07.2011 N ВАС-8679/11, в котором еще раз было непосредственно указано, что согласно взаимосвязанным положениям ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона N 395-1 "право заемщика на сохранение информации о его банковском счете, операций по этому счету, а также сведений, касающихся непосредственно самого заемщика, являются тайной, и разглашение этих сведений третьим лицам, не указанным в законе, нарушает его права".
Роспотребнадзор приходит к однозначному выводу: условия кредитных договоров, по которым банки имеют право передавать долги своих клиентов "коллекторским агентствам" и иным третьим лицам, не обладающим лицензией Банка России, противоречат п. 1 ст. 388 ГК РФ, согласно которому уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Хождение по судам

Однако на этом судебные споры банков со службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека не закончились. По одному из дел суд апелляционной инстанции в дальнейшем изменил решения суда, исключив из мотивировочной части довод о том, что уступка требования по кредитному договору противоречит п. 1 ст. 819 ГК РФ. Суд указал, что такой довод является ошибочным и противоречит сложившейся судебной практике, после чего дело было перенесено уже в суд кассационной инстанции. Кассационный суд решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменил и признал постановление органа Роспотребнадзора недействительным.
Суд указал, что требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора. Согласно ст. 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором, при этом в законодательстве Российской Федерации отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия заемщика-гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора. При уступке требования по возврату кредита (в том числе и тогда, когда цессионарий не обладает статусом кредитной организации) условия кредитного договора, заключенного с гражданином, не изменяются, его положение при этом не ухудшается (ст. ст. 384, 386 ГК РФ), гарантии, предоставленные гражданину-заемщику законодательством о защите прав потребителей, сохраняются.
Суд кассационной инстанции также отметил, что сама по себе уступка требований, вытекающих из кредитного договора, не нарушает нормативных положений о банковской тайне (ст. 26 Закона о банках), так как в соответствии с ч. 7 данной статьи цессионарий, его должностные лица и работники обязаны хранить ставшую им известной информацию, составляющую банковскую тайну, и эти лица несут установленную законом ответственность за ее разглашение.

И вновь продолжается бой

Можно предположить, что мощнейшее по своей значимости банковское лобби, а также лобби со стороны коллекторских агентств содействовало тому, что указанный прецедент был включен в информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров" и, казалось бы, нашел окончательный ответ в судебной практике, заняв позицию банков и коллекторов.
Однако на этом противостояние Роспотребнадзора и банковского сообщества не заканчивается.
На официальном сайте Роспотребнадзора 02.11.2011 появилось письмо N 01/13941-1-32. В соответствии с данным письмом Роспотребнадзор занимает весьма интересную позицию: принимая выводы Президиума ВАС как конечной инстанции, Роспотребнадзор отстаивает ранее занятую им же позицию относительно незаконности передачи "плохих долгов" коллекторам. Как указывается в письме, "безотносительно к п. 16 Обзора полностью сохраняет свою актуальность письмо Роспотребнадзора от 23.08.2011 N 01/10790-1-32 "О практике применения судами законодательства о защите прав потребителей при замене лица в договорном обязательстве (по делам с участием территориальных органов Роспотребнадзора)", поскольку приведенные в нем материалы арбитражной практики касаются выводов органов судебной власти в отношении обоснованности привлечения банков территориальными органами Роспотребнадзора к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, принципиально отличающейся с точки зрения определения существа объективной стороны административного правонарушения от ч. 1 той же статьи".
В результате Роспотребнадзор, проиграв банковскому сообществу в системе арбитражных судов по спору о привлечении банков за "нарушение прав потребителей на получение необходимой и достоверной информации" (ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ), будет продолжать привлекать банки к административной ответственности за "включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя" (ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ).

С. Дарбинян
 

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы