Невозврат кредитов банку

Невозврат кредитов банку приобретает в последнее время массовый характер. Среди должников есть и злостные неплательщики, и лица, попавшие в тяжелую финансовую ситуацию. Можно ли как-нибудь облегчить участь добросовестных заемщиков?

Казнить или помиловать?

Уплата кредита - испытание серьезное, уплата алиментов - тоже. Но когда на человека наваливаются оба эти платежа, то жизнь порой становится невыносимой. Банки, как правило, с должниками не церемонятся и в судебном порядке истребуют долг. Что делать должнику, если суд вынес решение о взыскании, а исполнить его крайне затруднительно? Согласно ст. 434 ГПК РФ при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного постановления, должник вправе поставить перед судом вопрос об отсрочке исполнения решения суда. Такие заявления рассматриваются в порядке, предусмотренном ст. 203 ГПК РФ.
Частью 1 ст. 203 ГПК РФ предусмотрено, что суд, рассмотревший дело, исходя из имущественного положения сторон или других обстоятельств, вправе отсрочить исполнение решения суда.
Однако КС РФ в Определении от 18.04.2006 N 104-О разъяснил, что основания для отсрочки (рассрочки) исполнения решения суда должны носить действительно исключительный характер, возникать при серьезных препятствиях к совершению исполнительных действий. КС РФ также указал на то, что исполнение вступившего в законную силу судебного постановления должно осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности, с тем чтобы был обеспечен баланс прав и законных интересов всех взыскателей и должников. Возможная отсрочка исполнения решения суда должна отвечать требованиям справедливости, быть адекватной и не затрагивать существо конституционных прав участников исполнительного производства.
На практике это выглядит следующим образом. Работник К. взял кредит в банке на неотложные нужды. Но после получения кредита его финансовое состояние существенно ухудшилось. В результате кредит гасить он перестал.
Банк обратился в суд с иском о взыскании долга, пеней и неустойки.
К. в суде заявил, что он является единственным кормильцем в семье, выплачивает алименты и кредиты по другим кредитным договорам.
Суд решил учесть сложное материальное положение К. и применил положения ст. 333 ГК РФ, согласно которым, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.
Сумма неустойки составляла 44% годовых. На этом основании Верховный суд Республики Карелия Апелляционным определением от 03.08.2012 N 33-2199/2012 снизил размер взыскиваемых пени и процентов на пени.
Но такие решения появляются редко. Обычно суды ничего исключительного в положении должников не находят.
Так, И. обратился в суд с заявлением о рассрочке исполнения решения суда о взыскании 120000 руб. сроком на 3 года. Он обосновал свои требования тем, что его заработная плата составляет 12000 руб. в месяц, из которых он выплачивает алименты 3000 руб. на содержание ребенка и долг по кредиту за автомашину 2000 руб. Иных источников дохода, кроме заработной платы, не имеет, в связи с чем единовременно выплатить всю сумму задолженности не может. Суд установил, что в собственности И., кроме приобретенной в кредит автомашины, имеется также автомобиль 1999 года выпуска. При этом не имеет значения год его выпуска. Исполнение решения суда возможно в том числе и путем обращения взыскания на периодические выплаты, получаемые должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений. Заключение соглашения об уплате алиментов суд оценил как способ уклонения от исполнения решения. Расходы в виде кредита и алиментных платежей являются исключительно добровольными обязательствами. Костромской областной суд Определением от 18.04.2012 N 33-579А решил, что оснований для предоставления рассрочки нет.

При чем тут работодатель?

Иногда незадачливые заемщики пытаются переложить свои проблемы на работодателя.
Так, после поступления на предприятие исполнительного листа на удержания из заработной платы в пользу банка работник К. представил по месту работы нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов на содержание своей матери в размере 10000 руб.
Работодатель стал выплачивать К. остаток зарплаты после всех удержаний в размере 8%.
К. обратился в суд, заявив, что такие действия ОАО незаконны, поскольку сначала должны удерживаться алименты в размере, определенном соглашением, затем с учетом требований ст. 138 ТК РФ возможно удержание по другим исполнительным производствам, учитывая, что размер удержаний не может превышать максимально допустимый (50%). Кроме того, он попросил взыскать с ОАО денежную компенсацию морального вреда в размере 50000 руб.
Суд установил, что нотариально оформленное соглашение об уплате алиментов является сделкой и имеет иную правовую природу, чем исполнительный лист.
К., заключая соглашение об уплате алиментов на содержание родителя, самостоятельно определял свои финансовые возможности и последствия заключения данного соглашения на предусмотренных им условиях.
Он знал о наличии задолженности перед банком и об обязанности производить ежемесячные выплаты, тем не менее решил добровольно помогать матери. В принудительном порядке требования о взыскании алиментов к нему не предъявлялись. ОАО, руководствуясь ст. 110 СК РФ, обязано взыскать в полном объеме из заработной платы плательщика как сумму, предусмотренную нотариально удостоверенным соглашением об уплате алиментов, так и суммы по другим исполнительным документам, поскольку соглашение об уплате алиментов заключалось сторонами добровольно с учетом, в частности, материального положения и реальных возможностей плательщика алиментов.
При этом правила ч. 2 ст. 138 ТК РФ не нарушены, так как в данном случае действует специальная норма - ст. 110 СК РФ.
К. сознательно ухудшил свое материальное положение. Кроме того, ошибочно толкуя нормы права, он рассчитывал на освобождение от платежей по исполнительному документу. Таким образом, предъявление иска осуществлено исключительно в целях причинения вреда банку в виде неуплаты сумм задолженности по кредитному договору. Указанное поведение истца квалифицируется как злоупотребление правом и потому не подлежит судебной защите (Определение Свердловского областного суда от 30.10.2012 N 33-13071/2012).

Где доказательства тяжелого материального положения?

Мы видим, что чаще всего суды не удовлетворяют иски о снижении кредитного бремени для граждан. Более того, подход к оценке имущественного положения вызывает недоумение. Для того чтобы понять, как судьи оценивают материальное положение граждан, приведем пример. Уборщица с зарплатой 11600 руб. одна воспитывает двух детей и 6 лет не получает алименты. Она платит за школьное питание - 1200 руб., оплачивает занятия детей спортом и поездки на соревнования - 800 - 1000 руб., коммунальные услуги - 3500 руб., услуги электросвязи - 280 руб., кредит в банке - 1100 руб., телефон и Интернет - 650 руб. Итого ежемесячные затраты составляют примерно 7800 руб. И это без учета расходов на питание и одежду для детей.
Кроме того, она выступила поручителем в банке, в результате чего с нее солидарно с другими поручителями банк взыскал сумму долга по кредитному договору в размере 99635 руб.
Уборщица попросила суд уменьшить размер удержания из ее заработной платы с 50 до 5%.
Верховный суд Удмуртской Республики в Кассационном определении от 12.07.2010 N 33-2220 решил, что доказательства тяжелого материального положения уборщица не представила и что затраты на дополнительное образование детей, услуги Интернета и телефонной связи, задолженность отца детей по уплате алиментов, а также наличие кредитов в других банках не являются основанием для освобождения от исполнения решения суда в установленные сроки.
Вывод один: надо срочно на законодательном уровне решать вопрос о банкротстве граждан, который бы предоставил возможность добросовестным должникам, попавшим в трудное положение, на законных основаниях сбросить с себя тяжкое бремя. А еще лучше было бы на законодательном уровне установить механизм выдачи кредитов социально незащищенным гражданам.

В. Егоров
 

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы