Влияние изменения кредитного договора на действие договора залога

Предоставляя кредит, банк заключает с должником кредитный договор и в обеспечение него - обеспечительный договор, чаще всего договор залога.
Залог может предоставляться непосредственно должником по кредитному договору либо третьим лицом (ст. 335 ГК РФ). В первом случае в кредитных отношениях, которые обеспечены залогом, участвуют две стороны: кредитор по кредитному договору, который также выступает залогодержателем, и должник по кредитному договору, который также выступает залогодателем. Во втором случае в кредитных отношениях участвуют три стороны: кредит предоставляется должнику, однако залогодателем является третье лицо, которое предоставляет обеспечение.
После заключения кредитного договора и договора залога кредитор и должник в процессе осуществления своих прав и обязанностей могут прийти к необходимости изменить кредитный договор, например:
продлить срок его действия;
установить иной порядок предоставления траншей;
внести другие банковские реквизиты сторон;
включить в договор иные положения.
Процесс изменения кредитного договора изложен в гл. 29 Общей части Гражданского кодекса РФ. Однако из Кодекса и иного законодательства не всегда ясно, необходимо ли для изменения кредитного договора согласие залогодателя, в каких именно случаях оно требуется, в какой форме должно предоставляться и каковы последствия отсутствия такого согласия для договора залога в плане его действительности и исполнимости.
Основными актами, устанавливающими нормы о кредите и залоге, являются Гражданский кодекс РФ и Закон РФ от 29 мая 1992 г. N 2872-1 "О залоге" (далее - Закон о залоге), который действует в части, не противоречащей Кодексу.
Самым серьезным последствием отсутствия согласия залогодателя на изменение кредитного договора может быть прекращение договора залога. В связи с этим обратимся к ст. 352 ГК РФ, которая устанавливает четыре основания для прекращения договора залога:
прекращение основного обязательства;
угроза утраты или повреждения заложенного имущества;
гибель заложенной вещи или прекращение заложенного права;
реализация (продажа) заложенного имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя либо ситуация, когда такая реализация невозможна.
Таким образом, изменение кредитного договора не указано в качестве основания для прекращения договора залога.
Кроме закрепленного в ст. 356 ГК РФ обязательного получения согласия залогодателя на смену должника по кредитному договору, Гражданский кодекс РФ и Закон о залоге прямо не предусматривают каких-либо иных случаев, когда для изменения кредитного договора требуется согласие залогодателя. В этом смысле положения законодательства о залоге отличаются от положений о поручительстве.
В соответствии с гл. 23 ГК РФ "поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего" (ст. 367 ГК РФ). В связи с тем, что такие нормы не закреплены в положениях о залоге, изменение кредитного договора, которое может повлечь неблагоприятные последствия для залогодателя, не является основанием для прекращения договора залога.
Существенные изменения кредитного договора не могут повлечь за собой прекращение договора залога. Однако может ли отсутствие согласия залогодателя на изменение кредитного договора обернуться для кредитора иными неблагоприятными последствиями?
В судебной практике были прецеденты решения по вопросу невозможности прекращения договора залога в связи с негативным для залогодателя изменением кредитного договора. Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в июне 2002 г. принял Постановления по делу N 5652 и делу N 3229, в которых отметил следующее:
"Доводы подателей жалобы о прекращении договора залога в связи с тем, что условия основного обязательства в части срока возврата кредита изменились, а дополнительные соглашения к договору о залоге, отражающие эти изменения, не были зарегистрированы в установленном порядке, не могут быть приняты во внимание. Основания прекращения залога перечислены в статье 352 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержащийся в ней перечень является исчерпывающим, ни одного из указанных в данной статье обстоятельств как при разрешении спора, так и при пересмотре дела в апелляционном порядке судом установлено не было".
Итак, существенные изменения кредитного договора не могут повлечь за собой прекращение договора залога. Однако может ли отсутствие согласия залогодателя на изменение кредитного договора обернуться для кредитора иными неблагоприятными последствиями?
В примере, приведенном в Постановлениях Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа по делу N 5652 и делу N 3229, должник и кредитор продлили срок возврата кредита. Это может негативно сказаться на интересах залогодателя: во-первых, в связи с тем, что проценты, которые должны быть выплачены по такому кредиту, будут выше, чем предусматривалось в первоначальном кредитном договоре; во-вторых, в связи с тем, что залог на имущество сохраняется, но стоимость такого имущества будет ниже, чем в отсутствие его обременения. Таким образом, во втором случае, решив продать имущество, залогодатель будет вынужден сделать это по более низкой цене, т.е. понесет убытки в виде упущенной выгоды.
Из смысла Постановлений по делу N 5652 и делу N 3229, принятых кассационной инстанцией, следует, что при продлении основного обязательства залог должен обеспечивать кредитный договор с учетом внесенных в него изменений, т.е. при продлении кредитного договора автоматически должен продлеваться и договор залога.
Эта же позиция была принята в 1996 г. Арбитражным судом Алтайского края при рассмотрении спора между Сбербанком России и АОЗТ "Люфт". В соответствии с материалами дела Сбербанк России заключил с фирмой "Яна" кредитный договор, залог в обеспечение которого был предоставлен АОЗТ "Люфт". Затем "дополнительными соглашениями кредитор и заемщик без согласия АОЗТ "Люфт" изменили условия кредитного договора, продлив срок возврата кредита до 13 сентября 1996 г. и установив ответственность за несвоевременный возврат кредита и неуплату процентов в виде пеней в размере 0,7% за каждый день просрочки". Арбитражный суд удовлетворил требование Сбербанка России и возложил ответственность за неисполнение заемщиком кредитного договора и дополнительных соглашений к нему на АОЗТ "Люфт".
Однако Высший Арбитражный Суд РФ в Постановлении от 22 июля 1997 г. N 2774/97 отменил это решение и указал, что, "возлагая ответственность за неисполнение заемщиком кредитного договора и дополнительных соглашений к нему на АОЗТ "Люфт" на основании договора о залоге имущества, суд не исследовал, каков предел ответственности залогодателя и каково соотношение условий договора о залоге имущества с кредитным договором, условия которого существенно изменены дополнительными соглашениями".
Такая формулировка подтверждает ранее сделанный в статье вывод о том, что договор залога не прекращается при неблагоприятном для залогодателя изменении кредитного договора в отсутствие его согласия на это. Однако вывод о том, будет ли в данном случае залог обеспечивать кредитное обязательство с учетом изменений, сделанных кредитором и должником без согласия залогодателя, неоднозначен. В частности, Постановление Высшего Арбитражного Суда РФ создает определенную основу для следующих судебных решений: договор залога не должен автоматически обеспечивать измененное кредитное обязательство, если в кредитный договор без согласия залогодателя были внесены негативные для него изменения.
Следовательно, до тех пор, пока вопрос не будет однозначно решен законодателем или судебной практикой, в интересах кредитора получить от залогодателя письменное согласие на любое изменение условий кредитного договора, которое может повлечь для него какие-либо негативные последствия. При этом согласие залогодателя может быть получено как до внесения изменений в кредитный договор, так и после. Иначе не исключен риск того, что будет невозможно обратить взыскание на заложенное имущество в должном размере. Этот вопрос особенно актуален, если меняются существо кредитного договора, оговоренная в нем сумма и срок исполнения обязательств, которые являются существенными условиями для договора залога.
Подобный вопрос решался также Федеральным арбитражным судом Московского округа, в Постановлении которого от 5 мая 1999 г. N КГ-А40/1238-99 было отмечено:
"05.12.95, то есть до окончания срока действия кредитного договора, кредитор и заемщик - ООО "Стиплер" - подписали дополнительное соглашение N 1 к кредитному договору N 71/К-95 от 07.09.95, которым установили график погашения кредита, согласно которому последняя часть кредита должна быть возвращена 25.08.96.
Указанное дополнительное соглашение обоснованно расценено судом как изменяющее условия кредитного договора, поскольку, по существу, был продлен срок возврата кредита, при этом залогодатель - ответчик по настоящему делу - не был поставлен в известность об изменении условий кредитного договора, и от залогодателя не было получено согласие на такое изменение.
В соответствии со ст. 339 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, относится к существенным условиям договора о залоге.
Поскольку срок исполнения обязательства изменен кредитором и заемщиком без согласия залогодателя, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для обращения взыскания на заложенное имущество".
Из приведенного решения следует, что при изменении таких условий кредитного договора, как общая сумма, размер процентов и срок исполнения, и невнесении соответствующих изменений в договор залога возможность обращения кредитором взыскания на заложенное имущество отсутствует.
На протяжении последующих нескольких лет этот вопрос не находил отражения в судебных решениях. Однако представляется, что вскоре позиция судов в этом отношении прояснится. Высший Арбитражный Суд РФ подготовил проект Постановления "О некоторых вопросах применения законодательства о залоге", согласно которому "изменение размера обеспеченных залогом требований (например, вследствие изменения процентной ставки по кредиту) по сравнению с тем, как условие о размере обеспечиваемого обязательства указано в договоре залога, само по себе не является основанием для отказа в иске об обращении взыскания на заложенное имущество в связи с прекращением залога. При увеличении размера требований по основному обязательству залог обеспечивает обязательство должника в том размере, в каком оно существовало бы без такого изменения. Это относится как к случаям, когда залог предоставлен в обеспечение собственных долгов залогодателя, так и к случаям, когда залог предоставлен в обеспечение обязательств иного лица".
То есть суд отметил, что изменение размера обеспеченных залогом требований не влечет прекращения залога, однако без согласия залогодателя на такое изменение залог обеспечивает обязательство должника только в том размере, какой был предусмотрен ранее.
При увеличении размера требований по основному обязательству залог обеспечивает обязательство должника в том размере, в каком оно существовало бы без такого изменения. Это относится как к случаям, когда залог предоставлен в обеспечение собственных долгов залогодателя, так и к случаям, когда залог предоставлен в обеспечение обязательств иного лица.
Таким образом, кредиторам рекомендуется получать согласие залогодателя на все изменения кредитного договора, которые могут негативно отразиться на правах залогодателя. Однако одностороннее согласие залогодателя или обоюдное согласие в виде изменений к договору залога могут оказаться обременительными для отношений между кредитором, должником и залогодателем. В связи с этим возникает вопрос: можно ли заранее предусмотреть в договоре, что залогодатель будет согласен со всеми вносимыми в кредитный договор изменениями, и если такое возможно, то как это следует сформулировать.
Согласно ст. 421 ГК РФ "условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами". В связи с тем, что для рассматриваемого случая такие предписания законодательством не предусмотрены, представляется возможным ввести в договор залога положения, которые устраняли бы необходимость получения согласия залогодателя на изменение кредитного договора.
Гражданский кодекс РФ не разъясняет, как должно быть сформулировано такое положение в договоре залога, поэтому подразумевается, что стороны делают это самостоятельно. Главное, чтобы формулировка такого положения была четкой и однозначной.

Буркова А.

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы