Сложности признания недостойным наследником

В наше время встречается много нечистоплотных наследников, считающих, что самый короткий путь к наследству - ненадлежащий уход за наследодателем или же заключение брака с ним, после которого наследство само приплывет к ним в руки. Но так ли это? Попробуем разобраться.

КАКОВЫ ОСНОВАНИЯ?

Во все времена сами понятия "наследство", "наследственное имущество" и "наследственная масса" являлись для людей огромным соблазном. Близость возможности получить в наследство элитную машину или дорогую жилплощадь нередко толкает наследников на совершение различных противоправных действий в отношении наследодателя либо же своих "коллег" - других наследников. Однако законодатель, предвидя, к каким последствиям все это способно привести, поставил ограничение в виде ст. 1117 ГК РФ, согласно которой любой наследник, попытавшийся "добыть" наследство противоправным путем, лишается своего статуса и теряет право на наследственное имущество. В данной статье, в продолжение моего рассказа о судебно-жилищно-наследственных спорах, мы рассмотрим различные варианты развития событий, при которых это происходит, по традиции разобрав несколько судебных дел. При этом самая основная причина признания недостойным наследником - убийство наследодателя - рассматриваться не будет именно ввиду своей полной логичности и очевидности. Вместо этого, учитывая специфику данного издания, мы на практике посмотрим, за что же еще суды признают наследников недостойными в сфере наследования жилплощади.
Для того, чтобы картина была действительно всесторонней, я планирую привести в каждом разделе прежде всего примеры определений вышестоящих судов, поскольку так одновременно будут достигаться две цели: раскрываться суть дела, рассмотренного судом первой инстанции, и реакция на него вышестоящего суда. Теперь перейдем непосредственно к делу.
По результатам моего расследования выяснилось, что наиболее распространенными причинами попытки признания одного из наследников недостойным являются нарушение процедуры принятия наследства и распоряжения наследственным имуществом, фальсификация документов, связанных с наследованием, нежелание наследников общаться с тяжелобольным наследодателем и помогать ему, а также фиктивный брак с наследодателем с целью последующего завладения его имуществом. Но, поскольку все эти основания очень серьезные, они требуют столь же серьезных доказательств, а стороны, либо в силу своей неграмотности, либо просто не желая терять времени, их часто не представляют. Потому в данной статье мы посмотрим на то, как не надо делать, - рассмотрим случаи отказов судами в исках. Далее, как обычно, пройдем по каждому пункту более подробно.

МЕНЯ НЕ ПРЕДУПРЕДИЛИ!

Наглядным примером судебного акта по первому пункту может служить судебный спор между С.Н.И. и Н.Л.И., в котором ответчица была обвинена в самостоятельном распоряжении наследственным имуществом, нарушившем права других наследников. С. обратилась в суд с иском к Н. о признании недостойным наследником на имущество их матери К., умершей ДД.ММ.ГГ. Указала, что после смерти матери наследственный дом оказался проданным ответчицей посторонним лицам, чем нарушены права истицы и других наследников. Из материалов дела усматривается, что 27.09.2005 ответчица получила свидетельство о праве на наследство, состоящего из жилого дома и земельного участка в с. Новоалександровка Тамбовского района, а также права на долю земель сельхозназначения. На ее имя имеется также завещание, удостоверенное ДД.ММ.ГГ Новоалександровской сельской администрацией. 05.07.2006 от истицы поступили уточнения исковых требований, в которых она просила суд восстановить срок исковой давности, признать завещание и свидетельство о праве на наследство по закону недействительными, признать недействительными последующие сделки, определить доли в наследственной массе по 1/4 всем наследникам: ей, ответчице и братьям К. - Анатолию и Валерию. После отмены судом кассационной инстанции решения Тамбовского районного суда от 04.09.2006 поступили исковые заявления от братьев о признании Н. недостойным наследником, о восстановлении срока для принятия наследства. Ответчица Н.Л.И. с иском не согласилась, пояснила, что она обратилась к нотариусу, по истечении 6 месяцев никто из наследников не обратился, и она получила свидетельство о праве на наследство по закону. О том, что истица является инвалидом, ей ничего не известно. Привлеченный к участию в деле в качестве третьего лица (новый собственник наследственного дома) пояснил, что споры между родственниками появились после его заселения в дом. Договор купли-продажи дома он заключил с Н. ДД.ММ.ГГ.
Судом постановлено указанное решение, которым в удовлетворении исковых требований полностью отказано. Суд не усмотрел оснований для признания ответчицы недостойным наследником. Все истцы знали о смерти матери, уважительных причин пропуска срока для принятия наследства они не представили. Судебная коллегия, в силу ст. 347, ч. 1, ГПК РФ, проверила законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов кассационной жалобы Скоморох и приходит к следующему. Из материалов дела усматривается, что судом правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, которым дана надлежащая юридическая оценка, выводы соответствуют обстоятельствам дела, решение суда отвечает требованиям ст. 198 ГПК РФ. В соответствии со ст. 1117 ГК РФ не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать признанию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке. Истцы в обоснование иска о признании ответчицы недостойным наследником ссылаются на то, что она скрыла от нотариуса наличие других наследников по закону. Из наследственного дела на имущество К. усматривается, что в заявлении о принятии наследства Н. действительно не указала других наследников, то есть умолчала о них. Однако это не свидетельствует с бесспорностью о ее умышленных и противоправных действиях, поскольку другие наследники по закону знали об открывшемся наследстве и в срок, установленный ст. 1154 ГК РФ, и способом, установленным ст. 1153 ГК РФ, в наследственные права не вступили, наследство не приняли, наличие уважительных причин, которые бы им препятствовали своевременно принять наследство, суду не представили. В связи с изложенным суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для признания ответчицы недостойным наследником и для восстановления истцам срока для принятия наследства. Решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Здесь, на мой взгляд, в таком исходе дела вновь виновата истица. Ведь существует давно и всем известный порядок вступления в наследство, который требуется соблюдать. Нужно понимать, что понятие "срок вступления в наследство" очень, если можно так выразиться, зыбкое - его нужно использовать как можно быстрее, поскольку потом очень сложно будет восстановить его без уважительных причин и оправдания "я не знал", "я не видел" здесь не пройдут. А здесь что мы наблюдаем? Ни истица, ни ее братья, прекрасно зная о смерти матери (и уж, я полагаю, имея хотя бы элементарные понятия о том, что такое наследство и как его принимать), никак не напомнили о себе в 6-месячный срок, не доказали наличия уважительных причин, при этом еще и умудрились прийти в суд с претензиями к ответчице, которая, замечу, наоборот, вовремя и по закону провела установленную законом процедуру принятия наследства. За то, что другие наследники не пришли к нотариусу вовремя и даже не напомнили о себе, отвечать она не обязана. Так что, на мой взгляд, решение суда первой инстанции и апелляционное определение абсолютно справедливы и законны.

ФАЛЬСИФИКАЦИЯ: КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ ИЛИ ВСЕ ЖЕ НЕТ?

А вот наглядный пример фальсификации: 20 мая 2015 года Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу истца А.Н.В. на решение Волчихинского районного суда Алтайского края от 25 февраля 2015 года по иску А.Н.В. к А.М.И. о признании недействительной сделки регистрации недвижимости, признании недостойным наследником и признании права собственности в порядке наследования.
Заслушав доклад судьи, судебная коллегия установила:
В.В.П., приходящаяся матерью В.А.Н., умершему ДД.ММ.ГГ, обратилась в суд с иском к администрации с. Селиверстово о признании недействительной регистрации недвижимого имущества, являвшегося общей совместной собственностью супругов Васильевых, только на сноху В.Н.П., признании всех наследников, унаследовавших имущество после смерти ее сына недостойными наследниками, взыскании с ответчика денежной компенсации морального вреда.
В обоснование требований указала на то, что после смерти сына осталось наследственное имущество в виде вклада в Сбербанке, земли сельскохозяйственного назначения, жилого дома, расположенного в <адрес>. Однако сноха В.Н.В. оформила дом на себя таким образом, что он не вошел в наследственную массу, в то время как дом являлся совместной собственностью супругов. Кроме того, сноха В.Н.П. обещала сообщить истцу о времени обращения к нотариусу за оформлением наследства. Однако при обращении к нотариусу в ноябре 2013 года выяснилось, что имеется заявление, написанное В.В.П. об отказе от наследства. Проведенной в рамках возбужденного уголовного дела проверкой установлено, что подпись от имени В.В.П. в заявлении к нотариусу об отказе в принятии наследства от ДД.ММ.ГГ выполнена не ею. Представление данного заявления позволило лишить истца наследственного имущества.
Определением Волчихинского районного суда от 26.12.2014 к участию в деле в качестве правопреемника истца, умершего ДД.ММ.ГГ, допущена наследник В.В.П. по завещанию - А.Н.В. К участию в деле в качестве ответчика привлечен Д.Е.Г. - собственник спорного дома.
В ходе рассмотрения дела А.Н.В. представила уточненное исковое заявление и просила признать недействительной сделку регистрации недвижимости, признать недостойным наследником и признать за ней права собственности на наследственное имущество, ссылаясь на те же обстоятельства. Кроме того указала также на то, что ответчик А.М.И. - наследник В.Н.П. умышленно нарушила процедуру оформления наследства, не обратилась с заявлением к нотариусу, потому как знала, что возбуждено уголовное дело по фальсификации подписи в заявлении об отказе принятия наследства В.В.П.
Представитель А.Н.В. в судебном заседании исковые требования поддержала в полном объеме. Представители ответчика с исковыми требованиями не согласились, ссылаясь на то, что В.В.П. не обратилась в 6-месячный срок за принятием наследства, поэтому не может претендовать на имущество по этим или другим законным основаниям.
Решением Волчихинского районного суда Алтайского края от 25 февраля 2015 года А.Н.В. в удовлетворении требований отказано в полном объеме.
В апелляционной жалобе истец А.Н.В. просит решение отменить, вынести новое об удовлетворении заявленных ею требований. В качестве доводов указывает на неправильную оценку судом обстоятельств, связанных с фактическим принятием наследства В.В.П. после смерти своего сына В.А.Н., также суд не учел, что В.В.П. не имела возможности принять наследство после умершего сына, поскольку его жена В.Н.В. в сговоре с сотрудником сельского Совета сфальсифицировала ее подпись в заявлении об отказе от наследства. Кроме того, В.Н.В. оформила после смерти мужа все имущество на себя, что лишило В.В.П. части наследственного имущества, поскольку домостроение не вошло в его состав. В.В.П. не пропустила срок для признания сделки недействительной, так как не прошло три года с момента начала исполнения сделки. Суд проигнорировал ходатайство истца об истребовании документов, касающихся последующей сделки со спорным домостроением, в то время как истец полагала, что она совершена на основе подложных документов. А.М.И. не могла подарить домостроение, поскольку ей не выдавалось свидетельство о праве на наследство. Суд также не учел, что наследник В.Н.П. - А.М.И. нарушила процедуру принятия наследства.
Кроме того, судом первой инстанции не рассматривалась причина пропуска В.Н.П. срока на обращение к нотариусу за правом на принятие наследства вместо умершего мужа, в то время как данный вопрос нашел свое отражение в судебном акте.
Представитель ответчика А.И.И. просил отказать в удовлетворении жалобы.
Другие участники процесса, уведомленные о времени и месте рассмотрения жалобы в установленном законом порядке, в Алтайский краевой суд не явились, сведения о причинах неявки не представили, с ходатайством об отложении рассмотрения дела не обращались.
На основании части 3 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) Судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся участников процесса.
Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены судебного акта.
Из материалов дела видно и судом установлено, что ДД.ММ.ГГ умер В.А.Н., после его смерти открылось наследство в виде домостроения и земельного участка, расположенных в <адрес>, а также земельный участок сельскохозяйственного назначения и денежные средства, хранившиеся в качестве вклада в банке. При жизни В.А.Н. завещание не оставлял.
Наследниками по закону первой очереди являлись мать В.В.П. и жена В.Н.П.
В установленный законом срок к нотариусу за принятием наследства обратилась В.Н.П., от В.В.П. нотариусу поступило заявление, датированное ДД.ММ.ГГ, об отказе от принятия наследства в пользу В.Н.П.
В рамках возбужденного в январе 2014 года уголовного дела по факту подделки документов установлено, что подпись в указанном заявлении выполнена не В.В.П.
В.Н.П. умерла ДД.ММ.ГГ, после ее смерти наследником первой очереди являлась ее мать А.М.И., которая приняла наследство. А.М.И. произвела ДД.ММ.ГГ отчуждение полученного по наследству дома с земельным участком, расположенных в <адрес>, по договору дарения своему внуку Д.Е.Г.
В.В.П. умерла ДД.ММ.ГГ, наследником по завещанию является А.Н.В.
Рассматривая спор при таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии факта принятия наследства В.В.П. после смерти сына В.А.Н. и, как следствие, отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований, связанных с признанием права на наследственное имущество.
Судебная коллегия соглашается с выводом суда, так как он основан на законе и фактических обстоятельствах дела.
Как видно из дела, юридически значимые для дела обстоятельства, связанные с фактом принятия наследства В.В.П. после смерти сына, являлись предметом исследования, однако доказательств тому, вопреки требованиям ст. 56 ГПК РФ, истцом, на котором лежало бремя доказывания данного обстоятельства, не представлено.
Таким образом, материалы дела не содержат сведений о том, что В.В.П. после смерти сына совершала какие-либо действия по фактическому вступлению в наследство. Представитель истца ссылался лишь на то, что заявление, поданное нотариусу от имени В.В.П., лишило ее права на наследство после смерти сына.
Однако в рамках рассматриваемого спора при установлении фактических данных, свидетельствующих об отсутствии со стороны В.В.П. действий по принятию наследства в установленный законом шестимесячный срок, доводы истца о нарушении наследственных прав указанным заявлением обоснованно отклонены судом первой инстанции.
Из материалов дела видно, что В.В.П. узнала о существовании заявления об отказе от наследства только в ноябре 2013 года. Таким образом, ранее этой даты у нее отсутствовали препятствия по фактическому вступлению в наследство. Однако таких действий ею не было произведено.
Поскольку В.В.П. не было принято наследство после смерти своего сына В.А.Н., то ее требования, равно как и требования ее правопреемника о признании права на наследственное имущество, признании недействительными сделок, связанных с последующим отчуждением наследственного имущества, не могли быть удовлетворены судом.
Кроме того, суд дал правильную оценку и правильно применил материальный закон, разрешая спор о признании недостойным наследником А.М.И., поскольку обстоятельств, предусмотренных ст. 1117 ГК РФ, необходимых в силу закона для признания наследника недостойным, не установлено. Кроме того, судебная коллегия отмечает, что даже в случае признания А.М.И. недостойным наследником у истца не может возникнуть право на наследственное имущество, оставшееся после смерти В.Н.П., наследником которого является ответчик.
Таким образом, судебная коллегия полагает, что судом правильно применен материальный закон, установлены фактические обстоятельства по делу, им дана надлежащая оценка, с которой соглашается судебная коллегия, в связи с чем оснований для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.
Руководствуясь статьями 328 - 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила: решение Волчихинского районного суда Алтайского края от 25 февраля 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца А.Н.В. - без удовлетворения.
Из двух вышеприведенных примеров судебных решений мы можем сделать вывод, что данная категория оснований попыток признания недостойным наследником является самой, скажем так, скользкой. И игнорирование других наследников, и тем более фальсификация подписи являются весьма серьезными нарушениями процедуры (причем последнее - далеко не только в рамках наследственного права), а значит, требуют и столь же весомых доказательств - но ни в том, ни в другом случае мы этого не видим. В первый раз истцы просто голословно обвинили ответчицу в том, что она втихаря забрала все наследственное имущество себе, однако при этом "забыли" объяснить, что же помешало им обратиться к нотариусу в установленный законом срок. Во втором же деле от правопреемника истицы последовала масса обвинений в адрес наследников ее сына - его покойной жены и ее ныне живущей матери, в частности, в том, что ими была сфальсифицирована ее подпись на заявлении об отказе от наследства, что лишило ее права вступить в наследство сына, доказала фальсификацию подписи, но опять-таки не объяснила, что мешало фактически принять наследство до того, как она узнала о заявлении. В данном случае фальсификация, хотя и имела место, что доказано результатом почерковедческой экспертизы, по факту единственным камнем преткновения на пути получения наследства не была. Из этого можно сделать вывод, что доказывать надо не только факт нарушения своих прав, но, самое главное, и причинно-следственную связь между нарушением и невозможностью принять наследство, чего в обоих вышеописанных делах продемонстрировано не было.

ОТСУТСТВИЕ ПОМОЩИ - БЛИЗКОЕ НАСЛЕДСТВО?

Ну, вот мы и подошли к самому распространенному основанию иска о признании недостойным наследником - отсутствию заботы о пожилом или тяжелобольном наследодателе. Ведь он самый легкий: документы подделать, фиктивный брак заключить - оно, с точки зрения потенциального наследника, может и здорово, да слишком уж сложно. А тут - что может быть проще: оставить наследодателя на некоторое время без ухода, лечения - и вот оно, наследство. Но, к счастью, и законодатель предвидел такое положение дел, а потому сделал описанное мной выше одним из главных оснований признания недостойным наследником. Но речь идет об очень серьезном обвинении, а коли так, нужны не менее серьезные доказательства, потому суд не только удовлетворяет, но и частенько отказывает в удовлетворении исковых требований, причем как первая, так и последующие инстанции.
А вот и пример отказа: 28 апреля 2015 г. Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в составе председательствующего Корниловой Т., судей Вялых О.Г., Власовой А.С., при секретаре Стяжкиной С.Д., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ращепкиной А.Е. к Бутенко А.И. о признании недостойным наследником по апелляционной жалобе Ращепкиной А.Е. на решение Азовского городского суда Ростовской области от 18 февраля 2015 г., заслушав доклад судьи Корниловой Т.Г., установила:
Ращепкина А.Е. обратилась в суд с иском к Бутенко А.И. о признании его недостойным наследником, обосновывая свои требования тем, что она является родной сестрой Б.И.Е., умершего <дата обезличена>. Наследственным имуществом умершего Б.И.Е. является квартира <номер обезличен>, расположенная <адрес обезличен>, гараж, автомашина <информация обезличена> года выпуска. Завещание отсутствует. Согласно наследственному делу единственным наследником Б.И.Е. является его сын - недееспособный Бутенко А.И.
Однако истец считает Бутенко А.И. недостойным наследником, поскольку ответчик материальную и моральную помощь Б.И.Е. не оказывал, участия в похоронах не принимал.
На основании изложенного истец просил суд признать Бутенко А.И. ненадлежащим наследником, отстранить его от наследования, лишив его права на вступление в наследование на спорное недвижимое имущество, и признать Ращепкину А.Е. наследником Б.И.Е.
Решением Азовского городского суда Ростовской области от 18 февраля 2015 г. в удовлетворении исковых требований отказано.
Не согласившись с указанным решением суда, истец обратился с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда отменить.
Апеллянт, ссылаясь на ст. 1117 ГК РФ, указал на то, что Бутенко А.И. является ненадлежащим наследником.
В заседание судебной коллегии стороны не явились, о месте, времени рассмотрения жалобы извещены надлежащим образом и заблаговременно, что подтверждено почтовыми уведомлениями; не сообщили причины неявки и не ходатайствовали об отложении слушания дела; судебная коллегия с учетом положений ч. 3 ст. 167, ч. 1 ст. 327 ГПК РФ признала возможным рассмотреть жалобу в отсутствие указанных лиц.
Проверив материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, руководствуясь п. 2 ст. 1117 ГК РФ и разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", исходил из того, что само по себе неучастие ответчика в осуществлении ухода за наследодателем, неоказание материальной помощи наследодателю в отсутствие установленной решением суда алиментной обязанности ответчика в отношении наследодателя, по смыслу ст. 1117 ГК РФ, основанием для отстранения от наследования не является; приговором суда либо материалами гражданского дела о взыскании алиментов не подтверждено злостное уклонение ответчика от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя.
Судебная коллегия не находит оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции.
Обратившись в суд с настоящим иском, истец исходил из того, что Бутенко А.И. является недостойным наследником, поскольку не выполнял при жизни отца уход за ним, не оказывал материальную помощь.
Однако Бутенко А.И., являясь инвалидом с детства, решением суда от 10.08.1994 был признан недееспособным, в связи с чем оказывать материальную или иную помощь Б.И.Е. не мог.
Кроме того, согласно ст. 1148, 1149 ГК РФ, Бутенко А.И. является нетрудоспособным иждивенцем наследодателя, и в случае наличия завещания не в его пользу имел бы право на обязательную долю наследства.
Поскольку обстоятельства, на которые ссылался истец в обоснование своих требований, в правовом понимании ст. 1117 ГК РФ основанием для признания Бутенко А.И. недостойным наследником и отстранения его от наследства не являются, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении заявленных исковых требований.
Доводы апелляционной жалобы основаны на неверном толковании норм действующего законодательства, в связи с чем не могут служить основанием для отмены оспариваемого решения.
С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований к отмене постановленного судом первой инстанции решения не имеется, обстоятельства, имеющие значение для дела, судом определены правильно, нормы закона применены верно.
Судебная коллегия, руководствуясь ст. 328, 329 ГПК РФ определила: решение Азовского городского Ростовской области от 18 февраля 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Ращепкиной А.Е. - без удовлетворения.
Вот тут мы видим простой пример невнимательности, а может быть, и легкомыслия истца: подал иск в суд чисто по факту, что помощи отцу ответчика при его жизни от сына не приходило. Но наличие всего лишь одной бумаги - справки ответчика о его инвалидности - вчистую освободило его от ответственности и привело к отказу в иске. Кроме того, как уже было сказано выше, являясь инвалидом, ответчик сам мог бы претендовать на часть наследства.

БРАК С ИМУЩЕСТВОМ

Есть и еще один хитрый ход в целях получить наследство: фиктивный брак - знаменитый прием, не раз описанный в художественной литературе и показанный в фильмах, где мы видим, как девушка выходит замуж за богатого старика или молодой альфонс женится на богатой же старухе и предвкушает, как совсем скоро станет владельцем ее состояния. Но закон здесь в очередной раз доказывает, что кино/литература - не то же самое, что реальная жизнь. Если там "предприимчивые" наследники чаще всего достигают своей цели, то в реальности это один из почти гарантированных "шлагбаумов" на пути к наследству. Но, естественно, требующий доказательств, как и всякий другой.
Вот и пример: 18 марта 2014 г. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе: председательствующего судьи Птоховой З.Ю., судей Александровой Ю.К. и Параевой В.С. при секретаре К. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-6020/13 по апелляционной жалобе П.С.А. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 9 декабря 2013 года по иску П.С.А. к Ш.Е.В. о признании недостойным наследником, отстранении от наследственного имущества.
Заслушав доклад судьи Птоховой З.Ю., объяснения представителя ответчицы Ш.Е.В. - М.В.В., возражавшей против доводов жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда установила: <дата> умер П.Ю.А., приходящийся родным братом истцу и супругом ответчице. После смерти наследодателя открылось наследство, в состав которого входит 1/2 доля в общей долевой собственности на квартиру по адресу: <адрес>.
П.С.А. обратился в суд с иском к Ш.Е.В., в котором просил признать ответчицу недостойным наследником, отстранить ее от наследования имущества.
В обоснование заявленных требований истец указал, что он, как наследник второй очереди, по закону обратился с заявлением о принятии наследства к нотариусу; наследником первой очереди является супруга П.Ю.А. - Ш.Е.В., которая также обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства.
Истец просит признать ответчицу недостойным наследником, ссылаясь на то, что ее брак с наследодателем был фиктивным, заключенным без цели создания семьи, поскольку на момент регистрации брака и по настоящее время ответчица проживает в Канаде. Наследодатель с 1993 года по 2010 год проживал с гражданской женой К.С., после 2010 года и до своей смерти - с Н.Л. По мнению истца, брак наследодателя с ответчицей был заключен с целью получения наследодателем гражданства Канады, а ответчица за регистрацию брака получила денежное вознаграждение. Совместного хозяйства супруги не вели, совместно не проживали.
Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 9 декабря с 2013 года в удовлетворении исковых требований П.С.А. отказано.
В апелляционной жалобе П.С.А. просит решение суда отменить, считая его вынесенным с нарушением норм процессуального права. Указывает на необоснованный, по его мнению, отказ в удовлетворении ходатайств об отложении судебного разбирательства в связи с болезнью его представителя и об истребовании сведений о наличии нотариально заверенного завещания.
Истец П.С.А., ответчица Ш.Е.В., третье лицо - нотариус Д.М.А., извещенные о времени и месте судебного разбирательства (л.д. 82 - 84), в судебное заседание не явились, доказательств уважительности причин неявки не представили, в связи с чем судебная коллегия считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу на основании ч. 3 ст. 167, ч. 1 - 2 ст. 327 ГПК РФ в отсутствие неявившихся лиц.
Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителя ответчика, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что <дата> умер П.Ю.А. (л.д. 19). На момент смерти П.Ю.А. состоял в зарегистрированном браке с ответчицей, брак был зарегистрирован <дата> (л.д. 45 оборот).
Из материалов наследственного дела следует, что после смерти П.Ю.А. <дата> с заявлением о принятии наследства к нотариусу обратился родной брат умершего - П.С.А., а <дата> с заявлением о принятии наследства обратилась супруга умершего - ответчица Ш.Е.В. Согласно материалам дела, наследственное имущество состоит из 1/2 доли в праве собственности на квартиру по адресу: <адрес>.
Как следует из материалов наследственного дела, свидетельства о праве на наследство на наследственное имущество нотариусом не выдавались (л.д. 39 - 57). В суд первой инстанции и в наследственное дело был представлен брачный договор, заключенный <дата> между П.Ю.А. и Ш.Е.В., согласно которому сторонами договора были определены имущественные правоотношения, какие-либо условия, касающиеся распоряжения имуществом в случае смерти супруга, в брачном договоре отсутствуют (л.д. 21, 22).
Отказывая П.С.А. в удовлетворении исковых требований о признании ответчика недостойным наследником, суд первой инстанции, руководствуясь положениями п. 1 ст. 1117 ГК РФ, приняв во внимание, что истцом каких-либо иных доводов, за исключением заявления о фиктивности брака, которые бы указывали на то, что ответчица совершила умышленные противоправные действия, направленные против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовала или пыталась способствовать призванию ее или других лиц к наследованию либо способствовала или пыталась способствовать увеличению причитающейся ей или другим лицам доли наследства, суду не представлено, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для признания Ш.Е.В. недостойным наследником.
Судебная коллегия находит выводы суда правильными исходя из следующего.
В процессе судебного разбирательства по делу истцом в соответствии с требованиями ст. 56, 57 ГПК РФ не было представлено доказательств таких действий ответчицы по отношению к наследодателю, которые, в соответствии со ст. 1117 ГК РФ, могли бы являться основанием для объявления ответчика недостойным наследником и отстранения его от наследования.
Доводы истца о том, что брак наследодателя с ответчицей был фиктивным, основанием для удовлетворения заявленных требований не являются.
В соответствии с положениями ч. 1 и 2 ст. 27 СК РФ брак признается недействительным при нарушении условий, установленных ст. 12 - 14 и п. 3 ст. 15 настоящего Кодекса, а также в случае заключения фиктивного брака, то есть если супруги или один из них зарегистрировали брак без намерения создать семью. Признание брака недействительным производится судом.
Ч. 1 ст. 28 СК РФ содержит исчерпывающий перечень тех, кто имеет право обратиться в суд с иском о признании брака фиктивным. Из данной правовой нормы следует, что в суд с иском о признании брака фиктивным может обратиться супруг, права которого нарушены регистрацией брака. Возбуждение судом данного дела после смерти одного из супругов является неправомерным, поскольку между гражданами при вступлении в брак возникают личные правоотношения, которые прекращаются в связи со смертью одного из супругов и правопреемства не допускают.
Истцу, как правильно указано судом первой инстанции, такое право законом не предоставлено.
В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Недоказанность иска влечет отказ в его удовлетворении.
В ходе рассмотрения дела обстоятельства, свидетельствующие о совершении ответчицей каких-либо противоправных действий, направленных против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, являющихся основанием к утрате права наследования, не были установлены.
На момент разрешения спора вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу в отношении ответчицы или решение суда по гражданскому делу, которыми были бы установлены обстоятельства, перечисленные в ст. 1117 ГК РФ, отсутствовали. Доказательств наличия указанных обстоятельств не представлено также и суду апелляционной инстанции.
При указанных обстоятельствах оснований для удовлетворения требований П.С.А. о признании Ш.Е.В. недостойным наследником у суда первой инстанции не имелось.
Довод жалобы о необоснованности отказа судом в отложении рассмотрения дела несостоятелен.
Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правомерно, в соответствии с ч. 3 ст. 167 ГПК РФ, рассмотрел дело в отсутствие истца и его представителя. В соответствии с ч. 6 ст. 167 ГПК РФ суд может отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой его представителя по уважительной причине.
По смыслу указанной нормы права отложение судебного разбирательства в связи с неявкой представителя стороны является не обязанностью, а правом суда, вопрос решается судом с учетом характера причин неявки представителя. При этом неявка представителя не лишает суд права рассмотреть дело в его отсутствие при условии извещения лица, участвующего в деле о времени и месте судебного заседания.
Письменное ходатайство истца П.С.А. об отложении рассмотрения дела, в связи с болезнью ее представителя, судом первой инстанции было обсуждено и отклонено. В рассматриваемом случае болезнь представителя истца не признана уважительной причиной для отложения судебного разбирательства ввиду отсутствия доказательств. Кроме того, в ходатайстве об отложении не были указаны фамилия имя и отчество представителя, который не смог явиться в судебное заседание, при том что, согласно представленной суду доверенности, у истца имелось четыре представителя (л.д. 14). С учетом изложенного суд обоснованно признал неявку представителя истца неуважительной.
Кроме того, судебная коллегия полагает необходимым отметить, что неявка представителя истца не является уважительной причиной для отложения судебного разбирательства, так как не препятствует истцу лично принять участие в судебном заседании и представлять доказательства в обоснование своей позиции по делу.
При таких обстоятельствах рассмотрение дела в отсутствие истца и его представителя не противоречило нормам Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и не повлекло нарушения процессуальных прав П.С.А.
Довод жалобы о том, что судом не было удовлетворено ходатайство об истребовании доказательств в виде завещания П.Ю.А., не может быть положен в основу для отмены решения суда. Судом первой инстанции обоснованно отклонено указанное ходатайство как нецелесообразное, не имеющее правового значения для рассмотрения дела. К тому же, согласно представленным суду материалам наследственного дела, стороны обращались к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство по закону, в связи с чем оснований полагать о существовании какого-либо завещания П.Ю.А. у суда не имелось.
Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения, доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о наличии оснований к отмене состоявшегося судебного решения.
Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда определила: решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 9 декабря 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу П.С.А. - без удовлетворения.
Здесь мы видим двойное нарушение: истец не только не доказал основания, по которым заявил иск, так и вообще не имел права делать этого: в приведенной выше норме закона четко прописано, кто имеет право заявлять иск о признании брака фиктивным и что это такое. Я охотно могу допустить, что в силу своей юридической неграмотности истец мог и не знать об этих нормах, но, учитывая тот факт, что иск заявлен именно после смерти наследодателя и открытия наследства, куда охотнее напрашивается идея, что таким способом истец пытался отодвинуть другого наследника в сторону, что является недопустимым.

К ЧЕМУ МЫ ПРИШЛИ?

Каждый день по всей стране подается огромное количество исков о признании одного либо нескольких наследников недостойными, однако, как мы выяснили по итогам расследования, далеко не все из них удовлетворяются судами, очень часто следует отказ как в первой, так и в апелляционной инстанции. Какие же выводы можно сделать из этого неутешительного для истцов факта?
Как мы видим, признание наследника недостойным - серьезная процедура, которую можно пустить в ход лишь при очень серьезных обвинениях в адрес того, к кому предполагается ее применить, временами имеющих уголовный оттенок. А раз так, то и доказывать столь серьезные обвинения необходимо столь же основательно, чего стороны в вышеозначенных процессах не продемонстрировали. Итак, что и как необходимо сделать, чтобы иск был удовлетворен?
- Помнить, что подать иск о признании одного из наследников недостойным возможно лишь по основаниям, предусмотренным ст. 1117 ГК РФ. Никакая отсебятина в виде личных обид, желания "насолить" нелюбимому родственнику и тому подобного не допускается в принципе.
- Не подавать иск о признании недостойным наследником, заведомо понимая, что таким способом вы лишь хотите помешать кому-то принять наследство. Основания, перечисленные в ст. 1117 ГК РФ, крайне серьезны, поэтому есть опасность, что в случае их неумелого доказывания не только суд откажет вам в иске, но вдобавок вы еще и обвинение в клевете получите. Не используйте в борьбе за наследство незаконных, грязных методов вроде фальсификации - иначе также рискуете сами стать ответчиком.
- Подавая иск о признании недостойным наследником, всегда прикидывайте, вспоминайте, все ли вы сами сделали для того, чтобы воспользоваться своим правом на наследство. В противном случае выйдет, как в самом первом деле, когда ответчица была обвинена "во всех смертных грехах", хотя истцы сами не предприняли без уважительных причин шагов для вступления в наследство. И конечно, всегда подкрепляйте каждое требование основательной доказательной базой.
- А этот совет для потенциальных недостойных наследников - он более человеческий, нежели просто юридический. Помните, что есть вещи куда более высокие, чем наследство; что брак предназначен для другой цели, что за нетрудоспособными близкими необходимо ухаживать и уважать их независимо ни от чего; что имущество преходяще - его можно накопить, восстановить, а вот нормальные отношения в семье спасти возможно не всегда.

В. Петров

Комментарии 0