Об ответственности по долгам наследодателя

Для российского наследственного права характерно закрепление универсального правопреемства при наследовании имущества умершего (п. 1 ст. 1110 Гражданского кодекса Российской Федерации - далее ГК РФ). Такой подход в значительной степени упрощает процедуру наследования и содействует стабильности гражданского оборота, однозначно определяя и устанавливая тех лиц, которые заменяют собой наследодателя в его правоотношениях.
Универсальность наследственного преемства влечет за собой движение не только активов наследодателя, но и его пассивов <1>. В данной части российское законодательство о наследовании не отличается детальностью правового регулирования. Вопросу ответственности наследников по долгам наследодателя в ГК РФ посвящены две статьи (ст. 1174 о возмещении расходов, вызванных смертью наследодателя, и расходов на охрану наследства и управление им и ст. 1175 об ответственности наследников по долгам наследодателя), появившиеся вследствие рецепции аналогичных положений из Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. (ст. ст. 549 и 553 соответственно). Как замечено в учебной литературе, в этой части законодатель действовал скорее по традиции, исходя из постулата о том, что "у советского человека долгов нет" <2>. В условиях рыночной экономики, когда в значительной степени развиты механизмы возникновения разных видов долговых обязательств (заем, кредит, факторинг, поручительство и т.д.), такое регулирование нельзя признать достаточным.
--------------------------------
<1> Иное установлено, например, во французском праве, где предусмотрено право наследника выбирать, принимать ли наследство без оговорок или в пределах чистых активов (ст. ст. 782, 787 Французского гражданского кодекса).
<2> Основы наследственного права России, Германии, Франции / Ю.Б. Гонгало, К.А. Михалев, Е.Ю. Петров [и др.]; под общ. ред. Е.Ю. Петрова. М.: Статут, 2015. 271 с..

Безусловно, положение наследников, получивших наследственное имущество, защищено в том смысле, что их ответственность по долгам наследодателя ограничена. Ведь каждый из наследников отвечает по ним лишь в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ) <3>. Его стоимость определяется как рыночная на время открытия наследства вне зависимости от ее последующего изменения ко времени рассмотрения дела судом <4>.
--------------------------------
<3> Такое положение, воспринимаемое как вполне естественное, на самом деле не в полной степени отвечает универсальности наследования. Если наследование универсальное, то его предметом должны быть не только все права, но и все обязанности. См. подр.: Белов В.А. Гражданское право. М.: Юрайт, 2015. Т. 3: Особенная часть. Абсолютные гражданско-правовые формы. Кн. 2: Права исключительные, личные и наследственные. С. 309 - 312.
<4> Пункт 61 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 7.

В менее благополучном положении находятся те кредиторы, чьи обязательства не прекратились смертью должника (ст. 418 ГК РФ). Если наследственного имущества достаточно, то требования кредиторов будут удовлетворены. Однако при отсутствии или недостаточности наследственного имущества требования кредиторов по обязательствам наследодателя не подлежат удовлетворению за счет имущества наследников, и обязательства по долгам наследодателя прекращаются невозможностью исполнения полностью или в недостающей части наследственного имущества <5>. В такой ситуации надлежит вести речь о банкротстве наследственной массы, не известном ранее российскому законодателю в качестве правового явления, но ввиду происходящих изменений гражданского законодательства и законодательства о несостоятельности (банкротстве) начинающем процесс своего зарождения.
--------------------------------
<5> Пункт 1 ст. 416 ГК РФ, п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 7.

Первый шаг в этом направлении был сделан Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 4 июня 2013 г. N 17530/12, в котором было отмечено о праве арбитражного управляющего предъявить требование правопреемнику(-ам) умершего должника в целях защиты нарушенных интересов, в связи с чем был признан неправомерным вывод суда первой инстанции о прекращении производства по делу о банкротстве ввиду смерти индивидуального предпринимателя. В дальнейшем Федеральным законом от 29 июня 2015 г. N 154-ФЗ <6> в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <7> (далее - Закон о банкротстве) введен § 4 главы X, посвященный условиям и порядку банкротства гражданина в случае его смерти.
--------------------------------
<6> Официальный интернет-портал правовой информации // URL: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 30.06.2015).
<7> СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

Банкротство умершего гражданина допускается вне зависимости от того обстоятельства, было ли возбуждено производство по делу о банкротстве гражданина на момент его смерти или нет. Важным юридическим последствием новеллы является включение в конкурсную массу имущества, составляющего исключительно наследство гражданина. В этой части правовое регулирование отношений в рамках производства по делу о банкротстве в значительной степени разнится с положениями, предусмотренными в ГК РФ. Исходя из ст. 1175 ГК РФ, наследники отвечают по долгам наследодателя в пределах стоимости наследственного имущества, но взыскание может быть обращено как на имущество из состава наследственной массы, так и на иное имущество наследника. В ч. 7 ст. 223.1 Закона о банкротстве, напротив, предусматривается ограничение ответственности не только предельной стоимостью наследственного имущества, но и самим наследством, т.е. в рамках процедуры реализации имущества должника может быть реализовано только имущество, составляющее наследственную массу.
Процедура сепарации, позволявшая ограничивать ответственность наследника по долгам наследодателя пределами наследственной массы, своими корнями уходит в римское право. В некоторых случаях в римском праве использовалось разделение имущества должника - separation bonorum, которое заключалось в том, что кредиторы наследодателя были вправе обратиться к претору, управителю провинции или суду с целью выделения наследственной массы из собственного имущества наследника и использования ее исключительно для удовлетворения требований кредиторов наследодателя <8>.
--------------------------------
<8> Малышев К.И. Исторический очерк конкурсного процесса. СПб.: Тип. товарищества "Общественная польза", 1871. С. 56, 58.

Фактическая и нормативная потребность в отдельном закреплении процедуры сепарации в настоящий момент отсутствует. Если производство по делу о банкротстве не возбуждено на момент смерти гражданина или объявления его умершим, то перечень имущества устанавливается нотариусом. В соответствии со ст. ст. 72, 73 Основ законодательства РФ о нотариате <9> нотариус путем истребования соответствующих доказательств проверяет состав и место нахождения наследственного имущества, в том числе принадлежность этого имущества на праве собственности или ином вещном праве; наличие сособственников; наличие обременений, запрещения отчуждения или ареста данного имущества; как правило, документы об оценке имущества; иные документы, предусмотренные Федеральным законом <10> от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" <11>.
--------------------------------
<9> Российская газета. 1993. 13 марта.
<10> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.
<11> Пункты 10, 11, 33 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации (утв. Приказом Минюста РФ от 15 марта 2000 г. N 91).

В соответствии с ч. 4 ст. 223.1 Закона о банкротстве, ст. 63.1 Основ законодательства РФ о нотариате до истечения срока, установленного законодательством Российской Федерации для принятия наследства, нотариус по месту открытия наследства является лицом, участвующим в процессе по делу о банкротстве гражданина, и передает финансовому управляющему информацию о наследственном имуществе, ставшую ему известной в связи с исполнением своих полномочий. Аналогично и финансовый управляющий обязан принимать меры по выявлению имущества гражданина и обеспечению сохранности этого имущества (ч. 8 ст. 213.9 Закона о банкротстве), что обеспечивается правом финансового управляющего получать информацию об имуществе гражданина, а также о счетах и вкладах (депозитах) гражданина, в том числе по банковским картам, об остатках электронных денежных средств и о переводах электронных денежных средств от граждан и юридических лиц (включая кредитные организации), от органов государственной власти, органов местного самоуправления (ч. 7 ст. 213.9 Закона о банкротстве).
Приведенные положения законодательства в полной мере способствуют возможности уполномоченным лицам установить перечень имущества наследодателя, что исключает необходимость законодательного закрепления механизмов сепарации. Намного более важным является вопрос о фигуре должника в производстве по делу о банкротстве умершего гражданина. Положения Закона о банкротстве, в частности ст. 2, исходят из необходимости гражданской правосубъектности должника, не допуская возможности участия в деле о банкротстве должника, не являющегося субъектом гражданского права. Вследствие того, что гражданская правоспособность прекращается смертью гражданина (п. 2 ст. 17 ГК РФ), в ст. 223.1 Закона о банкротстве идет речь не о полноценной замене должника его правопреемником (правопреемник может и не отвечать признакам банкротства гражданина, установленным в ч. 2 ст. 213.3 Закона о банкротстве), а об исполнении прав и обязанностей наследодателя в деле о банкротстве. Указанные лица привлекаются судом к участию в деле о банкротстве в качестве заинтересованных лиц по вопросам, касающимся наследственной массы, с правами лица, участвующего в деле о банкротстве, и должниками по смыслу Закона о банкротстве не становятся <12>. В данном случае законодателем используется прием юридической фикции. Фактически признаки банкротства обнаруживает наследственная масса, однако она не может быть должником в производстве, по делу о банкротстве вследствие естественного отсутствия качеств субъекта права. Аналогичный подход законодателя обнаруживается при закреплении права кредиторов предъявить иск к наследственному имуществу (п. 3 ст. 1175 ГК РФ), которое впоследствии "заменяется" наследниками либо Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием, если имущество является выморочным. Такой подход свидетельствует о персонификации наследственной массы, пусть и в усеченном варианте <13>.
--------------------------------
<12> Пункт 48 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 12.
<13> В свое время Г.Ф. Шершеневич рассматривал наследственную массу, не принятую наследниками, в случае неплатежеспособности наследодателя в качестве юридической личности. См.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. 2-е изд. Казань: Тип. Имп. ун-та, 1898. С. 134.

Вопрос о персонификации наследственной массы имеет важное практическое значение. В рамках удовлетворения требований кредиторов при платежеспособности наследодателя ответственными по долгам наследодателя являются наследники. Соответственно, требования, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, в состав наследства не входят (ст. 1112 ГК РФ), поскольку такие (личные) обязательства со смертью должника прекращаются (п. 1 ст. 418 ГК РФ). При персонификации наследственной массы последняя в силу юридической фикции является источником ответственности по долгам наследодателя. В таком случае имущество наследников защищено от кредиторов наследодателя. Поэтому удовлетворение требований кредиторов-граждан, перед которыми наследодатель несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, а также требований о взыскании алиментов (ч. 3 ст. 213.27 Закона о банкротстве) при неплатежеспособности наследодателя выглядит обоснованным. При ином подходе к пониманию наследственной массы в производстве по делу о банкротстве гражданина удовлетворение таких требований будет невозможно.
Выстраивание зависимости удовлетворения требований, связанных с личностью наследодателя, от платежеспособности или неплатежеспособности наследственной массы (наследодателя) не приводит к равенству нормативного регулирования и не свидетельствует о его последовательности. Нельзя ограничить действие права только областью конкурсных отношений, лишая всех иных обладателей права преимуществ, которые предоставляет конкурсное производство. Если такое право есть у кредиторов в рамках дела о банкротстве, то соответствующее право должно быть предоставлено кредиторам наследодателя в общем порядке. Преодоление возникшей разности в правовом регулировании позволит уравнять правовые возможности кредиторов наследодателя вне зависимости от достаточности или недостаточности наследственной массы для погашения их требований. Однако удовлетворение таких требований в общегражданском порядке должно быть произведено только за счет имущества наследодателя, чем будет обеспечена связь таких обязательств исключительно с личностью наследодателя.
Отсутствие законодательно закрепленного порядка удовлетворения требований кредиторов наследодателя при достаточности наследственного имущества приводит к ситуации, когда прежде всего удовлетворение получает тот кредитор, который ранее других заявил о своих требованиях, или тот, чьи требования обеспечены залогом имущества должника. Не исключена ситуация удовлетворения требований кредиторов сугубо по усмотрению наследников. Удовлетворение осуществляется по мере обращения, пока не будет достигнут предел ответственности <14>. С учетом того обстоятельства, что зачастую установить достаточность имущества наследодателя для удовлетворения требований кредиторов невозможно, часть требований объективно может быть оставлена без удовлетворения. Проблему конкуренции требований кредиторов позволила бы решить ст. 111 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" <15>, однако это решение применимо лишь в отношении "взыскателей, предъявивших на день распределения соответствующей денежной суммы исполнительные документы" <16>.
--------------------------------
<14> Основы наследственного права России, Германии, Франции.
<15> СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.
<16> Останина Е.А. Банкротство наследственной массы: пробелы гражданского законодательства и возможности их восполнения // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2014. N 12. С. 74 - 81.

Соединяя положения отдельных норм наследственного права, О.Е. Блинков выстроил очередность удовлетворения требований следующим образом: 1) в первую очередь возмещаются расходы, вызванные болезнью и похоронами наследодателя; 2) во вторую очередь возмещаются расходы на охрану наследства и управление им; 3) в третью очередь возмещаются расходы, связанные с исполнением завещания; 4) все иные требования кредиторов; 5) расходы по исполнению завещательного отказа <17>. Первые три очереди составляют требования, связанные с расходами по принятию наследства. Отнесение всех иных кредиторов к четвертой очереди не решает проблему старшинства кредиторов.
--------------------------------
<17> Блинков О.Е. Ответственность наследников по долгам наследодателя (практические соображения) // Нотариус. 2004. N 1. С. 30 - 37.

К данным отношениям по аналогии закона вполне применимы положения об удовлетворении требований кредиторов ликвидируемого юридического лица (ст. 64 ГК РФ) за изъятиями, объективно не относящимися к гражданину. Но в отличие от ликвидации юридического лица в наследственном праве отсутствуют правила о порядке и сроках предъявления требований, о лице, которое должно вести реестр соответствующих требований и отвечать за соблюдение порядка удовлетворения. Решение данных вопросов скорее носит не юридический, а технический характер. Вариантов решения может быть достаточно много. Таким лицом вполне может быть нотариус, поскольку в соответствии со ст. 63 Основ законодательства РФ о нотариате именно он уполномочен на принятие претензий кредиторов, либо сам наследник, либо иное лицо, например финансовый управляющий по аналогии с Законом о банкротстве. В то же время вменять наследникам в обязанность обращение в судебные органы в целях установления всех кредиторов нецелесообразно, поскольку выяснение таких обстоятельств может быть осуществлено несудебными органами и, кроме того, приведет к неоправданному увеличению нагрузки на суды.
Процедуру установления кредиторов можно закрепить, позаимствовав положительный опыт Германии и Франции. В Германии, например, кредиторам наследодателя в порядке вызывного производства может быть предложено заявить свои требования (§ 1970 Германского гражданского уложения). Указанное правило, правда, не затрагивает залоговых кредиторов и кредиторов, которые пользуются равными с первыми правами в случае конкурса, а также кредиторов, которые при принудительном исполнении в отношении недвижимого имущества имеют право на удовлетворение за счет этого имущества, если речь идет об удовлетворении за счет предметов, несущих ответственность по обязательствам относительно их. То же правило действует в отношении кредиторов, требования которых обеспечены путем предварительной регистрации, или тех, которые вправе требовать выделения из конкурсной массы предмета своего права (§ 1971 Германского гражданского уложения). При этом во Французском гражданском кодексе отдельно оговаривается срок для предъявления требований, не обеспеченных наследственным имуществом, - 15 месяцев со дня публикации заявления о принятии наследства в пределах чистого имущества (ст. ст. 788, 792 Французского гражданского кодекса).
Закрепление в российском законодательстве схожего порядка с возложением на наследников обязанности официального опубликования сведений об открытии наследства приведет к защите прав кредиторов, поскольку последние смогут своевременно заявить о своих требованиях, а наследники (нотариус, иное лицо) оценить их размер и подать (при необходимости) заявление о признании наследодателя несостоятельным (банкротом). В случае если у кредитора есть сведения о наличии наследства, но никто из наследников не вступил в наследство, то первый в силу ч. 1 ст. 213.3 Закона о банкротстве вправе обратиться в суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом).
Отсутствие стройной и полноценной системы норм в ГК РФ, регулирующих вопросы ответственности по долгам наследодателя, приводит к возникновению некоторых практических проблем. Их преодоление будет способствовать соблюдению прав и законных интересов не только кредиторов наследодателя, но и наследников, а значит, приведет к стабильности гражданско-правового оборота и его поступательному развитию.

Литература

1. Блинков О.Е. Ответственность наследников по долгам наследодателя (практические соображения) // Нотариус. 2004. N 1. С. 30 - 37.
2. Малышев К.И. Исторический очерк конкурсного процесса. СПб.: Тип. товарищества "Общественная польза", 1871. 460 с.
3. Основы наследственного права России, Германии, Франции / Ю.Б. Гонгало, К.А. Михалев, Е.Ю. Петров [и др.]; под общ. ред. Е.Ю. Петрова. М.: Статут, 2015. 271 с.
4. Останина Е.А. Банкротство наследственной массы: пробелы гражданского законодательства и возможности их восполнения // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2014. N 12. С. 74 - 81.
5. Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. 2-е изд. Казань: Тип. Имп. ун-та, 1898. 509 с.

А.В. Пермяков

Комментарии 0