Когда можно оспорить брачный договор

Брачный договор, который ставит одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, может быть признан недействительным. Рассмотрим, в каких ситуациях положение супруга (супруги) может быть признано крайне неблагоприятным и когда можно оспорить брачный договор.

Разумно и справедливо?

Заключение брачных договоров приобретает все большую популярность в России. Согласно статистике за неполные шесть месяцев 2016 года было заключено примерно 24,1 тыс. брачных договоров, что на 6% больше, чем за аналогичный период 2015 года (данные Федеральной нотариальной палаты).
Заключая брачный договор, супруги получают возможность отступить от режима совместной собственности, предусмотренного ст. 34 Семейного кодекса РФ (СК РФ), и распределить нажитое в период брака имущество так, как им представляется разумным и справедливым. Например, весьма распространенным является закрепление в брачном договоре условия об установлении режима раздельной собственности. При этом часто используется такой подход, что имущество является (будет являться) собственностью того супруга, на имя которого оно оформлено или зарегистрировано.
В ситуации, когда супруги не имеют существенных активов на момент заключения брачного договора, такое условие о распределении имущества представляется весьма справедливым. Однако нередко происходит так, что супруг (для удобства назовем его Иванов) начинает заниматься бизнесом, в то время как его супруга (Иванова) посвящает все время семье и воспитанию детей.
Спустя какое-то время Иванов становится владельцем миллиардного бизнеса, а его супруга формально владеет только домом, в котором живет семья. Впоследствии Иванов встречает другую женщину и планирует расторгнуть брак, поделив имущество с супругой в соответствии с условиями брачного договора (имущество является собственностью того супруга, на имя которого оно оформлено или зарегистрировано). Супруга, безусловно, такие условия раздела имущества посчитает несправедливыми и попытается оспорить брачный договор.
Есть ли основания для оспаривания?

Существенная диспропорция

Для соблюдения баланса интересов сторон законодатель предусмотрел запрет на включение в брачный договор условий, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (п. 3 ст. 42 СК РФ), а договор, содержащий такие условия, может быть признан недействительным согласно п. 2 ст. 44 СК РФ. В случае признания брачного договора недействительным нажитое в браке имущество будет разделено поровну.
Однако СК РФ не раскрывает понятия "крайне неблагоприятное положение" и не приводит примерный перечень условий/характеристик, которые могли бы свидетельствовать о подобном положении супруга. Безусловно, такая описательно-оценочная формулировка не могла не вызывать вопросы среди правоприменителей и даже послужила основанием для обращения в КС РФ. Однако, по мнению КС РФ, данная формулировка "не свидетельствует о неопределенности содержания данной нормы: разнообразие обстоятельств, оказывающих влияние на имущественное положение супругов, делает невозможным установление их исчерпывающего перечня в законе... Вопрос же о том, ставят ли условия конкретного брачного договора одну из сторон в крайне неблагоприятное положение, разрешается в каждом случае судом с учетом конкретных обстоятельств. При этом... судья принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения..." (Определение КС РФ от 21.06.2011 N 779-О-О).
Следовательно, необходимо понять, ставят ли условия брачного договора г-жу Иванову в крайне неблагоприятное положение.
В случае если супруге не досталось бы никакого имущества, то такой брачный договор можно было бы признать недействительным. Очевидно, что лишение одного из супругов всего имущества ставит в крайне неблагоприятное положение другого супруга. Этот пример крайне неблагоприятного положения приводил Пленум ВС РФ еще в 1998 году (Постановление Пленума ВС РФ от 05.11.1998 N 15).
В нашей ситуации Иванова является собственником дома и не лишена всего имущества. Вместе с тем в собственности ее супруга миллиардный бизнес и стоимость дома явно несоразмерна стоимости бизнеса. Однако ставит ли такое несоразмерное распределение имущества супругу в крайне неблагоприятное положение? Если посмотреть на вопрос на обыденном уровне, то ответ скорее положительный, чем отрицательный. Ведь большая часть имущества досталась Иванову. Но с юридической точки зрения дело обстоит несколько иначе.
Российский правопорядок базируется на поддержании стабильности и предсказуемости гражданского оборота, что среди прочего подразумевает направленность правового регулирования и правоприменительной практики на сохранение юридической силы заключенных сделок. Кроме того, заключая брачный договор, стороны должны осознавать последствия его заключения, ведь нотариус разъясняет права и обязанности сторон и правовые последствия заключения брачного договора, в частности, отступления от равенства долей супругов на имущество, приобретенное в браке. Поэтому представляется вполне обоснованным и справедливым признание действительным брачного договора между супругами Ивановыми, несмотря на несоразмерность распределенного каждому из супругов имущества. В связи с этим в указанном примере, если Иванова попытается оспорить брачный договор, суд, как мы полагаем, должен встать на сторону супруга.
Данный подход находит отражение и в судебной практике. По мнению судов (Определения Московского городского суда от 20.01.2014 N 4г/7-13/14, от 24.06.2015 N 4г/8-6449; Апелляционное определение Московского городского суда от 30.09.2013 по делу N 11-28971/13), несоразмерность распределенного каждому из супругов имущества сама по себе не является основанием для признания договора недействительным. Так, в одном случае согласно брачному договору раздел имущества (как заявляет супруга) был произведен в соотношении 90% в собственность ответчика и 10% в собственность истца. Требования супруги о признании брачного договора недействительным не были удовлетворены (Апелляционное определение Московского городского суда от 24.12.2015 по делу N 33-48650/2015).
Однако совсем недавно термин "существенная диспропорция" использовал ВС РФ при оценке условий распределения имущества между супругами по брачному договору и принятия решения о действительности брачного договора (Определение ВС РФ от 24.05.2016 N 18-КГ16-10). В данном деле по брачному договору в собственность супруга были переданы гараж и автомобиль, а в собственность супруги - квартира и обязательства по кредитному договору. Верховный Суд РФ отметил, что брачный договор не должен ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например, вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе. В этом деле ВС РФ посчитал, что отсутствует существенная диспропорция в распределении имущества между супругами.
Вместе с тем Верховный Суд РФ не пояснил, что следует понимать под "существенной диспропорцией", которая ставит одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. В целях обеспечения стабильности и правовой определенности гражданского оборота данный термин требует дополнительных разъяснений ВС РФ. В противном случае такая неопределенность может легко использоваться адвокатами недовольных супругов, в том числе в ситуации, когда эти супруги фактически являются весьма обеспеченными людьми и не находятся в трудном финансовом положении. Каким порогом существенности будут руководствоваться суды - этот вопрос пока остается открытым.

Когда истекает срок для оспаривания?

Еще одним важным моментом является срок исковой давности для оспаривания положений брачного договора. По общему правилу (ст. 9 СК РФ) на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, когда срок для защиты нарушенного права установлен СК РФ. Однако срок исковой давности не установлен для требований об оспаривании брачного договора по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 44 СК РФ. Значит ли это, что брачный договор, который ставит одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, можно попытаться оспорить в любое время (Определение Московского городского суда от 23.06.2010 N 4г/5-4955/10)?
Согласно разъяснению Верховного Суда РФ (Определение ВС РФ от 20.01.2015 N 5-КГ14-144) по своей правовой природе брачный договор является разновидностью двусторонней сделки, но имеющей свою специфику, обусловленную основными началами (принципами) семейного законодательства. Поскольку в п. 2 ст. 44 СК РФ для требования о признании брачного договора недействительным срок исковой давности не установлен, то к такому требованию, исходя из положений ст. 4 СК РФ, в целях стабильности и правовой определенности гражданского оборота применяется срок исковой давности, предусмотренный ст. 181 ГК РФ, по требованиям о признании сделки недействительной.
Брачный договор, условия которого ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, является оспоримой сделкой, срок исковой давности составляет один год и исчисляется со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК РФ). Так в какой момент супруг/супруга узнает об этих обстоятельствах: в момент заключения брачного договора или иной момент времени?
Перед подписанием брачного договора нотариус прочитывает вслух сторонам положения договора и разъясняет его условия, правовые последствия избранного ими правового режима имущества (в том числе условие о распределении нажитого в период брака имущества). Следовательно, супруги (будущие супруги) осознают правовые последствия при подписании договора. Поэтому вполне разумно было бы предположить, что срок исковой давности следует исчислять с момента заключения договора (Определение Московского городского суда от 02.02.2011 N 4г/5-348/11; Апелляционное определение Курского областного суда от 05.02.2014 N 33-170-2014).
В качестве примера можно привести ситуацию, когда брачный договор предусматривает, что все нажитое в период брака имущество переходит в собственность одному супругу. В данном случае другому супругу уже при подписании договора становится очевидным, что он (она) находится в крайне неблагоприятном положении (так как лишается всего имущества). В некоторых случаях брачный договор заключают как способ разрешения конфликта перед расторжением брака, и супруги распределяют нажитое в период брака имущество (предполагается, что иное имущество они уже не приобретут). При таких обстоятельствах также представляется вполне очевидным, что супруги осознают последствия (ставит или нет такое распределение имущества одного супруга в крайне невыгодное положение) уже в момент подписания брачного договора.
На практике могут быть и ситуации, когда в момент заключения договора один из супругов не поставлен в крайне неблагоприятное положение. В частности, в примере с супругами Ивановыми договор не содержит условия о лишении супруги всего имущества, предусмотрена возможность передачи в собственность супруги имущества, которое будет приобретено в период брака и зарегистрировано на ее имя. В связи с этим исчислять сроки исковой давности с момента заключения брачного договора было бы неправильным (Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 02.12.2015 по делу N 44г-68/2015).
В таких ситуациях исчислять срок исковой давности необходимо с момента, когда супруга (в нашем случае Иванова) узнала или должна была узнать о том, что в результате реализации условий брачного договора она попала в крайне неблагоприятное положение. Так в какой момент Иванова должна была об этом узнать?
С одной стороны, этот момент должен совпадать с моментом фактического распада семьи или расторжения брака, поскольку в этот момент она осознала (могла осознать), что какое-либо иное имущество в период распадающегося брака на ее имя зарегистрировано не будет. Данный подход встречается в судебной практике (Определение Московского городского суда от 25.12.2013 N 4г/7-13019/13).
С другой стороны, Иванова в теории могла осознать это задолго до распада семьи или расторжения брака. Например, если с определенного времени Иванов перестал обсуждать вопросы бизнеса с супругой и фактически скрывать информацию о бизнесе (о стоимости, видах активов, видах деятельности, своих доходах и т.д.) (например, В. Потанин начал скрывать от супруги информацию о бизнесе начиная с 2007 года, тогда как брак был расторгнут в 2014 году), то, вероятно, срок исковой давности следует исчислять с этого момента. К сожалению, определенного ответа здесь нет.
Как мы видим, время на оспаривание брачного договора, который ставит одного из супругов в неблагоприятное положение, весьма ограничено. В зависимости от ситуации, срок исковой давности может исчисляться с момента заключения брачного договора (если стороны осознают правовые последствия заключения такого договора). Однако в некоторых случаях срок исковой давности может исчисляться с более позднего момента, например с момента фактического распада семьи или расторжения брака.
Таким образом, к брачному договору необходимо подходить осознанно не только на этапе заключения, но и на этапе его исполнения. Иначе есть риск, что брачный договор будет признан недействительным и нажитое в браке имущество будет разделено между супругами поровну.

А. Дякиев

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы