Реформа ГК РФ: недействительность сделки

В настоящее время проходит реформа гражданского законодательства, в ГК РФ вносятся нормы, которые, по мнению законодателя, должны решить вопросы обеспечения стабильности гражданского оборота и единообразия правоприменительной практики. Статья 168 ГК РФ закрепила презумпцию оспоримости сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта, установив при этом, что основанием ее ничтожности является абстрактный критерий посягательства на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

О недействительности сделки, посягающей на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. Нормы ст. 168 ГК РФ об основаниях и последствиях недействительности сделок в редакции Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" применяются к сделкам, совершенным после дня вступления в силу указанного Закона.
Согласно п. 2 ст. 168 ГК РФ в редакции Закона N 100-ФЗ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
Статья 168 ГК РФ имеет в значительной степени основополагающее значение для института недействительности сделок. Норма ст. 168 ГК РФ, помимо регулятивной функции, выполняет функцию принципа гражданского оборота, предполагающего недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта, на основании ст. 168 ГК РФ в совокупности с нормой соответствующего нормативного правового акта.
По сути, в ст. 168 ГК РФ закреплено продолжение конституционного принципа законности. Согласно ч. 2 ст. 15 Конституции РФ органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Анализируя содержание гражданского законодательства и материалы судебной практики, мы не находим точного определения понятия публичных интересов и охраняемых законом интересов третьих лиц. Указанные категории являются предметом доктринальных исследований. Проблематика защиты публичных интересов и охраняемых законом интересов третьих лиц является предметом диссертационных исследований О. Кравченко, В. Голубцова, М. Головиной.
В соответствии с ч. 3 ст. 53 АПК РФ заявитель самостоятельно указывает, в чем заключается нарушение публичных интересов или прав и (или) законных интересов других лиц, послужившее основанием для обращения в арбитражный суд. Представляется, что такой подход применим к п. 2 ст. 168 ГК РФ. Согласно п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 N 143 орган, осуществляющий строительный надзор, вправе в защиту публичных интересов обратиться в арбитражный суд с иском о сносе самовольной постройки, созданной без получения необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Кроме того, за налоговыми органами признается право на обращение в арбитражный суд с исками о признании сделок недействительными <1>.
--------------------------------
<1> Постановления Президиума ВАС РФ от 06.11.2012 N 8728/12, от 11.05.2005 N 16221/04.

Поскольку практика применения п. 2 ст. 168 ГК РФ еще не сформировалась, мы предлагаем позицию о видах сделок, нарушающих закон или иной правовой акт и посягающих на права и охраняемые законом интересы третьих лиц.
Сделки, совершенные с нарушением положений законодательства о закупках товаров, работ, услуг. В Российской Федерации действуют Федеральные законы от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" и от 18.07.2011 N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц". Одной из основных задач данных нормативных актов является обеспечение конкуренции в гражданском обороте (ст. 8 Конституции РФ). Пункт 1 ст. 10 ГК РФ закрепляет недопустимость использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.
С 1 января 2014 года вступает в силу Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд", ст. 8 которого закрепляет принцип, что контрактная система в сфере закупок направлена на создание равных условий для обеспечения конкуренции между участниками закупок. Таким образом, защита конкуренции является ценностью, конституционным принципом и принципом функционирования гражданского оборота, что является частью публичного интереса, а также гарантией для охраняемых законом интересов третьих лиц.
Сделки, совершение которых нарушает запрет или ограничение, установленные в законодательстве о банкротстве. Позиция об отнесении данных сделок к числу посягающих на публичные интересы либо права и охраняемые интересы третьих лиц основывается на положениях п. 1 ст. 174.1 ГК РФ, а также учитывает подход законодателя к правовому регулированию банкротства. Неплатежеспособность должника предполагает защиту имущественных интересов его контрагентов и иных кредиторов, публичных интересов хотя бы потому, что организация несет обязанности по уплате обязательных платежей либо выполняет важную функцию в публичной или регулируемой сфере.
Согласно разъяснениям Пленума ВАС РФ, предложенным в абз. 4 п. 4 Постановления от 23.12.2010 N 63, наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. 10 и ст. 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке. Данная позиция зафиксирована и в Постановлении Президиума ВАС РФ от 27.11.2012 N 11065/12.
Представленные доводы не только позволяют говорить о посягательстве на публичные интересы и охраняемые законом интересы третьих лиц при квалификации сделок, нарушающих положения законодательства о банкротстве, но и выступают в подтверждение позиции о ничтожности сделки в обход закона на основании ст. 168 ГК РФ.
Сделки, совершенные с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке. Выделение данного вида сделок как посягающих на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц обусловлено тем, что в п. 2 ст. 174.1 ГК РФ, устраняя пробел правового регулирования сделок, совершенных с нарушением ограничения распоряжения имуществом, законодатель требует неукоснительного исполнения акта судебного органа (о наложении запрета), что является конституционным принципом (в этом заключается публичный интерес), а также предусматривает для кредитора инструмент защиты своих имущественных прав в случае неэффективности судебного запрета (охраняемый законом интерес третьего лица).
Разновидностью такой сделки является сделка, совершенная в нарушение запрета, установленного судом или иным уполномоченным органом в качестве обеспечительной меры в рамках искового производства.
Сделки, нарушающие имущественные интересы кредитора и противоречащие принципу процессуальной экономии. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.02.2013 N 12751/12 судом сформирована позиция о взаимосвязи публичных интересов и процессуальной экономии. В силу правовой позиции, выраженной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 29.06.2010 N 2070/10, суды, рассматривая заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, вынесенного против лица, в отношении которого на момент рассмотрения заявления было возбуждено дело о банкротстве, должны были исследовать вопрос о том, не влечет ли легализация решения третейского суда вне рамок конкурсного производства предпочтительное удовлетворение требований одного из кредиторов перед другими и, как следствие, нарушение прав и законных интересов других кредиторов.
Исходя из положений п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35, банк, полагая, что его права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, был бы вынужден инициировать процесс по его обжалованию в общем, установленном процессуальным законодательством порядке, что не согласуется с принципом процессуальной экономии арбитражного процесса.
Президиум ВАС РФ указал, что такой подход судов противоречит публичным интересам при рассмотрении данной категории споров, целям равной судебной защиты прав и законных интересов кредиторов должника, одним из которых выступает банк, создавая условия для существенного нарушения прав лиц, имеющих право на удовлетворение своих требований в рамках конкурсного производства, не позволяя достигнуть соразмерного удовлетворения требований всех конкурсных кредиторов.
Публичные интересы в рамках ст. 168 ГК РФ можно понимать в узком и широком смысле. В широком смысле публичные интересы - это обеспечение соблюдения всех законов, действующих в Российской Федерации, а, значит, нарушение сделкой любого закона есть нарушение публичных интересов, в связи с чем сделка ничтожна. В узком смысле публичные интересы - это установленные в нормах права гарантии и положения, направленные на решение задач, поставленных перед государством Конституцией РФ и законом.
Приблизительно та же логика должна использоваться при определении содержания "прав и охраняемых законом интересов третьих лиц". Нарушение прав и охраняемых законом интересов третьих лиц в широком смысле - это любое ограничение предусмотренного законом субъективного права или юридической возможности, которая могла бы быть реализована третьим лицом на основании нормы закона. В узком смысле нарушение прав и интересов третьих лиц предполагает совершение сделки, нарушающей конкретную норму права, а также интересы лица, которые непосредственно затронуты сделкой.
На основании изложенных выше доводов для целей применения ст. 168 ГК РФ и формирования вывода о ничтожности гражданско-правовой сделки наряду с нарушением сделкой норм законодательства следует применять узкую трактовку посягательства на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. Такой подход является более целесообразным с точки зрения обеспечения стабильности гражданского оборота.

Д. Скрыпник
 

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы