Истребование имущества из чужого незаконного владения. Сроки исковой давности

Ввиду того что на сегодняшний день предметом различных сделок может быть имущество, которое выбыло из владения прошлого владельца незаконным путем, возникает масса споров об истребовании этого имущества из незаконного владения. При этом возникают вопросы относительно начала течения срока исковой давности, его продолжительности и перерыва.

Из Обзора судебной практики Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, следует, что течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации приводит пример следующего дела по иску открытого акционерного общества, которое обратилось в суд с заявлением об истребовании автопогрузчика из незаконного владения обществом с ограниченной ответственностью. Иск был подан истцом в 2004 году. Требование истца мотивировано тем, что спорное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, было украдено у него в 1997 году, поэтому ответчик является незаконным владельцем и должен вернуть имущество истцу.
Ответчик против удовлетворения заявленных требований возражал, утверждая, что о краже спорного имущества не знал, приобрел его у специализированной торговой организации. Кроме того, ответчик заявил о применении срока исковой давности.
Истец против применения срока исковой давности возражал, с доводами ответчика об истечении срока исковой давности не согласился, поскольку, по его мнению, исковая давность по заявленному им требованию не истекла, так как о нахождении вещи именно у ответчика он узнал только в 2003 году. До этого момента истец не имел информации ни о месте нахождения автопогрузчика, ни о лицах, в чьем владении он пребывал, и поэтому был лишен возможности обратиться в суд за защитой нарушенного права.
Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал в связи с истечением срока исковой давности. Судом апелляционной инстанции решение нижестоящего суда было оставлено без изменения. Принимая решения, суды сослались на статью 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой общий срок исковой давности установлен в три года. В соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается с того дня, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что его право нарушено.
Кроме того, суды акцентировали внимание на том, что во время слушаний истец неоднократно пояснял, что о краже спорного имущества он узнал еще в 1997 году. Следовательно, к моменту обращения в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения срок давности уже истек.
Суд кассационной инстанции акты нижестоящих судов отменил, направив дело на новое рассмотрение ввиду того, что в силу статьи 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. При этом защита права в рамках искового производства невозможна до тех пор, пока лицу, чье право нарушено, неизвестен нарушитель права - потенциальный ответчик. Несмотря на то что собственник лишился владения своим имуществом в 1997 году, срок исковой давности по требованию о его возврате начал течь лишь с момента, когда истец узнал о его нахождении во владении ответчика. Суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение, поскольку посчитал, что довод истца про обнаружение им имущества только в 2003 году не получил надлежащей оценки судами нижестоящих инстанций.
Также из Обзора судебной практики Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, следует, что исковая давность по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения при смене владельца этого имущества не начинает течь заново.
Так, например, организация 16 декабря 2007 года обратилась в арбитражный суд с иском к некоммерческому партнерству об истребовании имущества из его незаконного владения. В соответствии с требованиями, предъявляемыми истцом, прицеп, принадлежащий организации на праве собственности, 12 мая 2004 года был передан обществу с ограниченной ответственностью во исполнение ничтожной сделки купли-продажи. В июне 2004 года спорный прицеп был куплен предпринимателем, который 30 августа 2007 года безвозмездно передал прицеп ответчику.
Некоммерческое партнерство заявило о применении срока исковой давности, поскольку по спору между организацией и предпринимателем судом вынесено решение, в соответствии с которым организации отказано в удовлетворении иска об истребовании спорного имущества ввиду истечения срока исковой давности.
Суд первой инстанции заявленные требования удовлетворил, не применив исковую давность, поскольку прицеп поступил во владение ответчика 30 августа 2007 года и именно с этого дня начал течь срок исковой давности по иску об истребовании имущества из его владения. Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении иска отказал ввиду того, что истец уже обращался в арбитражный суд с иском об истребовании спорного имущества к предпринимателю. В ходе рассмотрения спора арбитражный суд установил факт истечения исковой давности по заявленному требованию.
В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, чье право нарушено. Организация свое право на защиту в рамках установленного законом срока не реализовала, а гражданское законодательство не содержит оснований для восстановления пропущенного срока на защиту права собственности при смене владельца.
В соответствии с указанной позицией были приняты и другие судебные постановления по искам об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения.
Так, например, Звениговское райпо обратилось в Арбитражный суд Республики Марий Эл с иском к индивидуальному предпринимателю об истребовании из его незаконного владения объекта недвижимого имущества - торгового центра со столовой и сельским магазином. К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено потребительское общество "Провой кундем".
Решением Арбитражного суда Республики Марий Эл от 24.03.2010 в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2010 решение суда первой инстанции отменено, иск удовлетворен. Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа Постановлением от 29.09.2010 оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения.
В Высший Арбитражный Суд Российской Федерации были поданы заявления о пересмотре в порядке надзора постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций. Общество "Провой кундем" и предприниматель просят их отменить, считая, что Звениговским райпо был пропущен срок исковой давности, течение которого следует исчислять с 04.04.2000. В отзыве на заявления Звениговское райпо просит названные судебные акты оставить без изменения как соответствующие действующему законодательству. Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлениях, отзыве на них и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что оспариваемые постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене по следующим основаниям.
Как установлено судами и усматривается из материалов дела, собранием уполномоченных Звениговского райпо 18.02.2000 приняты решения о создании нового потребительского общества "Элнет", утверждении описи имущества, передаваемого Звениговским райпо создаваемому потребительскому обществу, и об утверждении ликвидационной комиссии Звениговского райпо. При регистрации юридического лица 16.03.2000 указанному в протоколе потребительскому обществу "Элнет" присвоено наименование "Провой кундем". Во исполнение решения собрания уполномоченных Звениговского райпо от 18.02.2000 составлено распоряжение от 31.03.2000 N 41 о передаче обществу "Провой кундем" большого количества объектов недвижимого имущества в соответствии с описью по актам приема-передачи, подписанное главным бухгалтером Звениговского райпо. Передача торгового центра оформлена актом от 03.04.2000 N 33, имущество снято с баланса райпо. На этот момент право собственности Звениговского райпо на торговый центр, принятый в эксплуатацию в 1985 году, в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним зарегистрировано не было. Решением Арбитражного суда Республики Марий Эл от 09.07.2001 Звениговское райпо признано банкротом, в отношении его открыто конкурсное производство, назначен конкурсный управляющий. Общество "Провой кундем" по договору купли-продажи от 24.11.2007 продало здание торгового центра предпринимателю. Имущество передано предпринимателю по акту от 24.11.2007 без государственной регистрации перехода права собственности ввиду отсутствия таковой у продавца. Звениговское райпо 13.11.2008 зарегистрировало право собственности на торговый центр на основании документов о его вводе в эксплуатацию в 1985 году.
Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2009, Арбитражного суда Республики Марий Эл обществу "Провой кундем" отказано в иске о признании недействительной государственной регистрации права собственности Звениговского райпо на торговый центр. Суд указал, что в 2000 году право собственности на недвижимое имущество, имеющее собственника, могло возникнуть только в результате государственной регистрации перехода права собственности по договору или иному законному основанию, наличие которого не доказано. Оформление передаточного акта не является сделкой, достаточной для возникновения права собственности на объект недвижимости. Полагая, что общество "Провой кундем" не вправе было отчуждать здание торгового центра предпринимателю, Звениговское райпо в порядке, предусмотренном статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Предприниматель заявил о пропуске срока исковой давности.
Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из пропуска Звениговским райпо срока исковой давности для защиты права, исчислив начало течения срока со дня передачи им имущества обществу "Провой кундем" - 03.04.2000. Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя иск, суд апелляционной инстанции и поддержавший его суд кассационной инстанции мотивировали это тем, что передача имущества обществу "Провой кундем" осуществлена по воле Звениговского райпо. Поэтому о нарушении своих прав последнее узнало только после отчуждения имущества предпринимателю - 24.11.2007, в связи с чем до момента подачи иска - 11.11.2009 - срок исковой давности не истек.
Однако судами апелляционной и кассационной инстанций не учтено следующее. В силу статьи 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности составляет три года, согласно статье 196 Гражданского кодекса Российской Федерации. В соответствии с пунктом 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
Согласно разъяснениям Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, при смене владельца имущества срок на защиту права собственника, не реализовавшего своевременно право на судебную защиту, не начинает течь заново. Таким образом, срок исковой давности по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что имущество выбыло из его владения при отсутствии правовых оснований.
Как установлено судами и как утверждает само Звениговское райпо, здание торгового центра выбыло из его владения с момента передачи имущества обществу "Провой кундем" по акту от 03.04.2000. Владение утрачено в результате действий Звениговского райпо, направленных на безвозвратную передачу торгового центра обществу "Провой кундем" при отсутствии каких-либо договорных обязательств. Вопреки выводам судов апелляционной и кассационной инстанций, передача имущества без надлежащих правовых оснований не свидетельствует о его предоставлении получателю именно в пользование. Следовательно, Звениговское райпо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав именно с момента передачи им 03.04.2000 торгового центра обществу "Провой кундем". Помимо того, что последний конкурсный управляющий Звениговским райпо не оспаривает эту дату, имеется документальное подтверждение того, что еще в 2004 году предыдущий конкурсный управляющий знал, у кого и в связи с чем находится недвижимое имущество Звениговского райпо, отчужденное по акту от 03.04.2000. Так, Звениговское райпо в 2004 году обращалось к обществу "Провой кундем" с требованием о возврате всего переданного по упомянутому акту имущества, а затем отправило ему исковое заявление о признании сделки по безвозмездной передаче недействительной и обязании возвратить полученное. Между тем при смене конкурсного управляющего должника срок истребования незаконно отчужденного должником имущества в целях возврата его в конкурсную массу не начинает течь заново.
Таким образом, начало течения срока исковой давности, о применении которого было заявлено предпринимателем, судами апелляционной и кассационной инстанций определено неправильно: не с момента выбытия имущества из владения собственника, а с момента его отчуждения предпринимателю предыдущим фактическим владельцем.
Надзорной инстанцией оспариваемые судебные акты апелляционной и кассационной инстанций были отменены. Решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Таким образом, в соответствии с действующим законодательством и на основании судебной практики срок исковой давности по виндикационным притязаниям равен трем годам, и начинает он течь с того момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. При этом сроком исковой давности по виндикационным притязаниям признается срок для защиты права по иску. Следовательно, в соответствии с действующим процессуальным законодательством, предъявить иск в суд и виндицировать имущество из чужого незаконного владения представляется возможным лишь в случае, когда лицу, чье право нарушено, известен потенциальный ответчик, к которому будет предъявлено требование. Именно с того момента, когда истцу станет известен правонарушитель, срок исковой давности, то есть срок для защиты права по иску, и начинает свое течение.

К. Глушко

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы