О некоторых особенностях применения норм о неустойке при заключении гражданско-правового договора

Согласно п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.
Сущность неустойки, которая относится к акцессорным способам обеспечения исполнения обязательств, заключается в создаваемой ею угрозе наступления для должника определенной имущественной невыгоды в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Являясь одной из форм гражданско-правовой ответственности в обязательстве, неустойка становится неотъемлемым элементом самого обязательства.
О.С. Иоффе выделял следующие характерные черты неустойки:
предопределенность размера ответственности за нарушение обязательства, о котором стороны знают уже на момент заключения договора;
возможность взыскания неустойки за сам факт нарушения обязательства, когда отсутствует необходимость представления доказательств;
возможность для сторон по своему усмотрению формулировать условие договора о неустойке (за исключением законной неустойки). Важно отметить, что неустойка обеспечивает только договорное обязательственное правоотношение <1>. Любые другие обязательства, в частности внедоговорные, не являются объектами обеспечения неустойкой в силу специфики последней.
--------------------------------
<1> Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1998.

Закон различает законную и договорную неустойку. В практическом плане интерес для участников гражданского оборота представляет договорная неустойка, поскольку она может использоваться во всех видах договоров, а ее применение не зависит от наличия причиненных убытков. Благодаря этому уже на стадии заключения договора контрагенты имеют возможность максимально обезопасить свои имущественные риски.
Квалификация неустойки в качестве способа обеспечения исполнения обязательств породила небесспорную норму ст. 331 ГК, согласно которой соглашение о неустойке должно быть совершено в письменном виде, независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке. Так как неустойка в качестве санкции не может быть не чем иным, кроме как элементом самого обязательства, то и соглашение о неустойке является частью соглашения, породившего это обязательство. Верность этого тезиса подтверждается нормой ст. 332 ГК РФ, согласно которой кредитор вправе требовать уплаты неустойки, определенной законом (законной неустойки), независимо от того, предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон.
Как верно заметила Э.М. Маликова, объектом обеспечения неустойки в "узком виде" являются виды обязательственных правоотношений, указанные в гл. 2 ГК РФ, а также правоотношения, которые прямо не урегулированы законом, но соответствуют общим началам и смыслу гражданского законодательства. Таковыми являются обязательства сторон по возмездным, двусторонним и односторонним, консенсуальным и реальным договорам, заключенным в соответствии с законом и с соблюдением требуемой формы договора. В рамках возмездных договоров различают "меновые" и "рисковые", которые по общему правилу не подлежат судебной защите, следовательно, не являются объектами обеспечения неустойки. Вместе с тем там, где закон в императивной форме возложил на отдельных лиц (организаторов игр и пари - ст. 1063 ГК) определенные обязанности, не исключается возможность их обеспечения неустойкой <2>.
--------------------------------
<2> См.: Маликова Э.М. Правовое регулирование неустойки на современном этапе // http://www.jourclub.ru/31/1621.

На практике нередко встречаются ситуации, когда в договоре за нарушение обязательства устанавливается ответственность в виде штрафа и пени одновременно. В настоящее время в судебной практике отсутствует единая позиция, и в ряде случаев суды удовлетворяют такие требования, руководствуясь положениями п. 80 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" <3>. Пленум ВС РФ указывает, что, если заявлены требования о взыскании неустойки, установленной договором в виде сочетания штрафа и пени за одно нарушение, а должник просит снизить ее размер на основании ст. 333 ГК РФ, суд рассматривает вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств, исходя из общей суммы штрафа и пени.
--------------------------------
<3> Российская газета. 2016. 4 апр.

Также данные виды ответственности применяются хотя и за одно и то же нарушение (например, нарушение сроков исполнения), но за разные периоды. Например, договором может быть предусмотрено, что в случае просрочки поставки товара поставщик уплачивает покупателю пени в размере 0,05% от стоимости просроченного к поставке товара за каждый день просрочки до фактического исполнения обязательства. А если просрочка превысит 30 дней, начисление пени прекращается и сверх начисленной пени поставщик уплачивает единовременный штраф в размере 5% от стоимости не поставленного в срок товара. Коллегия судей ВАС признала такое условие правомерным <4>. Ранее суды придерживались более консервативной точки зрения и часто отказывали во взыскании пени и штрафа одновременно, поскольку признавали это двойной мерой ответственности за одно деяние.
--------------------------------
<4> Дело N А19-13707/2012 // http://www.kad.arbitr.ru.

В свете рассматриваемого вопроса интересна новая редакция п. 3 ст. 310 ГК РФ, суть которой сводится к тому, что право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или на одностороннее изменение условий такого обязательства может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства. Представляется, что заложенный в норме дуализм породит немало вопросов при ее применении. Дело в том, что контрагенты получили возможность устанавливать односторонний отказ от исполнения обязательства под условием платежа суммы, правовая природа которой отличается от неустойки, но по форме они весьма схожи. Сравнивая нормы п. 1 ст. 330 ГК РФ и п. 3 ст. 310 ГК РФ, следует заметить, что по ст. 330 ГК о неустойке должник становится обязанным платить ее при неисполнении или ненадлежащем исполнении, в то время как в ст. 310 ГК речь идет об ответственности за односторонний отказ или изменение условий договора. Скажем прямо, далеко не всегда отказ от договора, и тем более намерение изменить его условия, сопряжены с неисполнением договорных обязательств. Более того, норма п. 3 ст. 310 ГК РФ может применяться только в отношениях между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность.
В п. 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 марта 2014 г. N 16 "О свободе договора и ее пределах" <5> указано, что в случаях, если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в п. 3 настоящего Постановления, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными по ст. 168 ГК РФ. Поскольку ГК РФ допускает любые предусмотренные законом или договором способы обеспечения обязательств, то налицо две разные, но похожие друг на друга правовые конструкции, которые могут применяться в договоре как вместе, так и отдельно.
--------------------------------
<5> Вестник ВАС РФ. 2014. N 5.

Статья 333 Гражданского кодекса РФ допускает уменьшение размера неустойки, начисленной за нарушение договора, если этот размер явно не соответствует объему действительных убытков пострадавшей стороны. Это означает, что если, например, договором займа установлена неустойка в размере 10% за каждый день просрочки возврата денежных средств и через 10 дней просрочки неустойка по объему сравнивается с размером всего долга, то суд, руководствуясь тем, что неустойка не соответствует реальным последствиям просрочки, снизит ее до разумных пределов.
Решение об уменьшении размера неустойки принимает суд в процессе рассмотрения дела о ее взыскании с ответчика. Основной вопрос, который возникает в связи с этим: может ли суд уменьшить размер неустойки, если ответчик в силу юридической неграмотности или по иным причинам не просит об этом? Ответ на данный вопрос зависит от статуса ответчика. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 делает ставку именно на статус должника. Так, если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме.
При этом взыскание неустойки с иных лиц по правилам ст. 333 ГК РФ может применяться не только по заявлению должника, но и по инициативе суда, если усматривается очевидная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства.
В силу п. 1 ст. 333 Гражданского кодекса РФ, если ответчиком является юридическое лицо либо индивидуальный предприниматель, суд может снизить неустойку, только если об этом специально попросит ответчик. Если ответчик об этом не попросит, то неустойка не будет снижена, какой бы большой она ни была. Более того, установление в договоре максимального или минимального размера (верхнего или нижнего предела) неустойки не является препятствием для снижения ее судом <6>. Вероятно, такое различие в подходах продиктовано целями защиты интересов слабой стороны.
--------------------------------
<6> См.: Постановление Арбитражного суда Уральского округа по делу N А50-13112/2014 // http://www.kad.arbitr.ru.

Зачастую возникает вопрос о том, можно ли использовать возможность снижения размера неустойки, если она уже была удержана другой стороной. Например, покупатель самостоятельно уменьшает покупную цену на размер неустойки, начисленной в связи с просрочкой поставки товаров. В таком случае продавец может предъявить иск к покупателю о взыскании излишне удержанного размера неустойки, настаивая на необходимости ее снижения. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 (п. 79) говорится о том, что в случае списания по требованию кредитора неустойки со счета должника (п. 2 ст. 847 ГК РФ), а равно зачета суммы неустойки в счет суммы основного долга и (или) процентов должник вправе ставить вопрос о применении к списанной неустойке положений ст. 333 ГК РФ, например путем предъявления самостоятельного требования о возврате излишне уплаченного (ст. 1102 ГК РФ).
В то же время, если подлежащая уплате неустойка перечислена самим должником, он не вправе требовать снижения суммы такой неустойки на основании ст. 333 ГК РФ (п. 4 ст. 1109 ГК РФ), за исключением случаев, если им будет доказано, что перечисление неустойки являлось недобровольным, в том числе ввиду злоупотребления кредитором своим доминирующим положением.
Таким образом, неустойка является действенным способом обеспечения интересов участников гражданско-правовых отношений, укрепляет стабильность договорных отношений. Условия о неустойке могут быть очень гибко согласованы сторонами, что способствует ее широкому применению. Что касается процентов, то при их договорном размере с учетом конкретных обстоятельств может быть признано, что требование носит характер зачетной неустойки. В этом случае суд может применить положения закона, относящиеся к неустойке (например, ст. 333 ГК РФ об уменьшении неустойки).

Библиографический список

1. Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1998.
2. Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967.
3. Маликова Э.М. Правовое регулирование неустойки на современном этапе // http://www.jourclub.ru/31/1621.

И.Д. Ардентов

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы