Служебное жилье для бывших членов семьи

Во времена не столь далекие правовые позиции ВС РФ и ВАС РФ существовали как бы в параллельных реальностях и порой даже в отношении одних и тех же норм никак не пересекались. Нынче же после слияния двух высших судебных инстанций в одну Верховный Суд занялся наведением порядка в своей вотчине. Обзор судебной практики N 2 от Президиума ВС РФ призван разъяснить сложные вопросы, накопившиеся в различных областях права и занимающие первые строчки по степени актуальности, а также наиболее спорные моменты, по которым отсутствовало единое понимание в судебной системе.
В Обзоре судебной практики ВС РФ N 2 (2015), в разделе III, в п. 3, приводится дело, связанное с жилищными отношениями по пользованию служебным жилым помещением и правом пользования таким жилым помещением бывшим членом семьи нанимателя. Рассмотрим, что сказал Верховный Суд.

Приоритет нанимателю

Правовое положение нанимателя и членов семьи нанимателя (бывших членов семьи) в договоре специализированного найма является сходным с положением в договоре социального найма, за исключением положения о служебном жилом помещении, имеющем особый правовой режим.
Согласно ч. 5 ст. 100 ЖК РФ к пользованию специализированными жилыми помещениями по договорам найма таких жилых помещений нанимателем, членами семьи нанимателя (бывшими членами семьи) применяются правила, предусмотренные ст. 69 ЖК РФ, закрепляющие равные права и обязанности нанимателя и членов семьи, а также бывших членов семьи нанимателя. Исключением являются отношения пользования служебными жилыми помещениями, к которым применяются правила, предусмотренные ч. ч. 2 - 4 ст. 31 ЖК РФ, регламентирующие правовой статус членов (бывших членов) семьи собственника жилого помещения.
Таким образом, в силу прямого применения положений ч. ч. 2 - 4 ст. 31 ЖК РФ к отношениям служебного найма право пользования членов семьи нанимателя служебного жилого помещения и тем более бывших членов семьи в сравнении с нанимателем является более ограниченным, оно производно от права пользования самого нанимателя. Это связано с назначением служебного жилого помещения и целями его предоставления, закрепляемыми в ст. 93 ЖК РФ.
Служебные жилые помещения предназначены для проживания граждан в связи с характером их трудовых отношений с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным унитарным предприятием, государственным или муниципальным учреждением в связи с прохождением службы, назначением на государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ либо в связи с избранием на выборные должности в органы государственной власти или органы местного самоуправления.
Служебное жилое помещение должно создавать наиболее благоприятные условия жизнедеятельности преимущественно для работника, обеспечения территориальной доступности места работы (службы) и места жительства. Поэтому служебное жилое помещение, предоставляемое на период работы (службы), обеспечивает прежде всего баланс интересов работодателя и работника.
Предоставление жилых помещений по договорам социального и специализированного найма традиционно направлено и на решение жилищного вопроса семьи, поэтому учитывается состав семьи для определения площади предоставляемого жилого помещения, а также законодательно устанавливаются права, обязанности и ответственность членов семьи нанимателя, статус бывших членов семьи нанимателя жилого помещения.
В служебных жилых помещениях статус членов и бывших членов семьи нанимателя для наймодателя является второстепенным. Важным при прекращении семейных отношений между нанимателем и его семьей является сохранение права пользования служебным жилым помещением именно самого нанимателя, связанного трудовыми (служебными) отношениями с наймодателем (иным уполномоченным лицом, предоставившим жилое помещение в связи с трудовой деятельностью (службой) нанимателя).
Однако обеспечение баланса интересов нанимателя и членов его семьи (бывших членов семьи) в жилищных отношениях по найму служебного жилого помещения также является задачей жилищного законодательства. И ее выполнение должно обеспечиваться системным применением норм жилищного и семейного законодательства. Это приобретает особую актуальность в ситуациях, когда не все члены одной семьи становятся бывшими и вопрос с их правом пользования служебным жилым помещением не может быть решен однозначно.
Поэтому, исходя из смысла ст. 100 ЖК РФ и ч. ч. 2 - 4 ст. 31 ЖК РФ, Верховный Суд РФ указал, что правом на предъявление иска о признании прекращенным права пользования служебным жилым помещением бывшего члена семьи нанимателя служебного жилого помещения обладает только наниматель такого помещения.
Именно таким толкованием норм, на наш взгляд, совершенно справедливо ВС РФ определил необходимость обеспечения баланса прав работника-нанимателя и наймодателя служебного жилого помещения с одной стороны, работника-нанимателя и членов его семьи (бывших членов его семьи) - с другой стороны.

Позиция Верховного Суда

Верховный Суд РФ рассмотрел типичную ситуацию, в которой сталкиваются права и обязанности из жилищных и семейных отношений, а именно проживание в служебном жилом помещении супругов, один из которых наниматель, и их общего несовершеннолетнего ребенка. Расторжение брака между нанимателем и его супругой влечет в силу ч. 5 ст. 100 и ч. 4 ст. 31 ЖК РФ прекращение права пользования жилым помещением у бывшей супруги, ставшей бывшим членом семьи нанимателя, но не прекращает права пользования служебным жилым помещением у несовершеннолетнего ребенка.
В то же время СК РФ в п. 3 ст. 65 определяет решение вопроса о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей по их соглашению.
Считаем, что это правило СК РФ не согласовано в полной мере с нормами жилищного законодательства, регламентирующими правовой статус пользователей жилых помещений в случае прекращения семейных отношений между ними.
ВС РФ неоднократно высказывался по вопросу применения ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, однозначно определив позицию о том, что несовершеннолетние дети не могут признаваться бывшими членами семьи своего родителя - собственника жилого помещения (п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 02.07.2009 N 14 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении ЖК РФ"). Поскольку данная норма напрямую применима к отношениям найма служебного жилого помещения, можно сделать вывод, что при разводе родителей не происходит прекращение права пользования служебным жилым помещением у несовершеннолетнего ребенка своего родителя-нанимателя.
В конкретном деле, рассмотренном ВС РФ, иск о выселении был предъявлен военным университетом, наймодателем жилого помещения. Иск был предъявлен только к супруге военнослужащего нанимателя на том основании, что брак между ними был расторгнут, супруга не состояла в трудовых отношениях с университетом. Ответчица заявила встречный иск о признании права пользования жилым помещением и ссылалась на то обстоятельство, что при расторжении брака между супругами по соглашению их ребенок (дочь) проживает совместно с матерью, поэтому выселение истца отдельно от дочери будет противоречить законным интересам ребенка.
На наш взгляд, в связи с предъявлением иска о выселении к бывшему члену семьи нанимателя служебного жилого помещения со стороны наймодателя решение вопроса являлось однозначным.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила Определение суда апелляционной инстанции в части удовлетворения иска военного университета к бывшей супруге военнослужащего о признании утратившей право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета и выселении и направила дело в этой части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Позиция ВС РФ мотивирована тем, что в соответствии с ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Таким образом, анализируя норму, изложенную в ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, применительно к служебным жилым помещениям, Судебная коллегия сделала вывод о том, что правом на предъявление иска о признании прекращенным права пользования служебным жилым помещением бывшего члена семьи нанимателя служебного жилого помещения обладает только наниматель такого помещения. Наймодатель служебного жилого помещения таким правом не наделен (Определение N 5-КГ14-66).
Кроме того, ВС РФ указал, что в договоре найма служебного жилого помещения не могут содержаться дополнительные основания к его расторжению и для выселения нанимателей, помимо установленных ЖК РФ, например такие как выселение бывшего члена семьи при изменении состава семьи пользователя жилого помещения в результате расторжения брака.

Компромисс необходим!

Проблему, выявленную в данном деле, по нашему мнению, нужно рассматривать шире в случае, когда вопрос о выселении, в частности, будет инициирован самим нанимателем служебного жилого помещения и соглашение о дальнейшем проживании в служебном жилом помещении бывшей супруги с нанимателем не достигнуто.
С одной стороны, в подобных ситуациях модель решения вопроса о сохранении права пользования служебным жилым помещением за бывшим супругом нанимателя должна применяться так же, как и для бывшего члена семьи собственника, - по ч. 4 ст. 31 ЖК РФ. При этом в судебной практике с учетом разъяснений ВС РФ права несовершеннолетних детей подлежат особой защите. Дети не признаются бывшими членами семьи родителя-собственника. И суды сохраняют на определенный срок, обусловленный достижением ребенком соответствующего возраста, право пользования жилым помещением собственника за вторым родителем ребенка, бывшим супругом(ой).
Это обеспечивает полноценную реализацию сохраняющегося права ребенка на проживание в жилом помещении одного родителя-собственника при разводе родителей с предоставлением и права пользования второму родителю, ставшему бывшим членом семьи собственника, и создания условий для совместного проживания с ребенком. В таком виде реализуется и норма п. 3 ст. 65 СК РФ об определении места проживания несовершеннолетнего с родителем при раздельном проживании родителей. Хотя мы видим, что раздельное проживание родителей при сохранении за одним из них временного права пользования в жилом помещении другого носит условный характер.
С другой стороны, конфликтные отношения между бывшими супругами и невозможность совместного проживания в служебном жилом помещении даже для обеспечения права проживания несовершеннолетнего ребенка могут вступить в противоречие с назначением служебного жилого помещения, которое призвано решить жилищный вопрос прежде всего работника, то есть нанимателя, поскольку жилищные условия создаются работодателем для работника именно в связи с трудовыми отношениями.
Таким образом, на наш взгляд, применительно к служебным жилым помещениям подходы в обеспечении права пользования жилым помещением для бывших членов семьи нанимателя, а также для несовершеннолетних при разводе родителей не могут быть абсолютно идентичны тем, что используются судебной практикой в развитие ч. 4 ст. 31 ЖК РФ для собственника и бывших членов его семьи, в том числе для обеспечения права пользования ребенком.
Без достижения соглашения между нанимателем и бывшим членом его семьи об условиях пользования служебным жилым помещением будет достаточно сложно обеспечить компромисс между специальным назначением служебного жилого помещения, необходимостью проживания в нем именно нанимателя и интересами бывших членов семьи нанимателя, включая исполнение нанимателем обязанности обеспечить несовершеннолетнего ребенка иным жилым помещением, учитывая, что служебное жилое помещение не является постоянным жильем, а всего лишь временным, в отличие от жилого помещения, находящегося в собственности родителя, как это регламентировано ст. 31 ЖК РФ.

А. Тарасава

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы