Выселение из жилых помещений лиц, лишенных родительских прав

Одной из проблемных категорий граждан, подлежащих выселению, являются лица, лишенные родительских прав. Действующее законодательство предусматривает возможность выселения указанной категории граждан из занимаемых жилых помещений вследствие невозможности совместного проживания с детьми. В правоприменительной практике возникла проблема обоснования невозможности совместного проживания данных категорий граждан, анализу которой посвящена настоящая статья.

Институт выселения граждан из жилых помещений является одним из самых сложных и резонансных с юридической и морально-этической точек зрения, так как истцами и ответчиками в судебном процессе выступают лица, связанные кровнородственными узами (родители и дети), бывшие супруги.
В соответствии с пунктом 3 статьи 71 Семейного кодекса РФ вопрос о дальнейшем совместном проживании ребенка и родителей (одного из них), лишенных родительских прав, решается судом в порядке, установленном жилищным законодательством.
Положения части 2 статьи 91 Жилищного кодекса РФ закрепляют правило, в соответствии с которым без предоставления другого жилого помещения могут быть выселены из жилого помещения граждане, лишенные родительских прав, если совместное проживание этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным.
Ключевой проблемой при рассмотрении судами исковых дел о выселении из жилых помещений родителей, лишенных родительских прав, является формирование доказательственной базы, свидетельствующей о невозможности совместного проживания последних и их детей.
Анализ правоприменительной практики показывает, что истцы, обращающиеся в суд с исками о выселении, полагают, что сам факт лишения родительских прав является доминирующим доказательством для удовлетворения их требований, что в принципе является неверным утверждением.
Так, Определением Московского городского суда от 30 марта 2011 г. по делу N 33-8764/2011 было оставлено без изменения решение Перовского районного суда г. Москвы и без удовлетворения - кассационная жалоба ответчика <1>.
--------------------------------
<1> Определение Московского городского суда от 30 марта 2011 г. по делу N 33-8764/2011.

Из материалов дела усматривалось, что истец обратился с иском к ответчику о выселении последнего из двух комнат коммунальной квартиры без предоставления другого жилого помещения и снятии с регистрационного учета.
Истец пояснил, что в 2007 году он расторг брак с ответчицей, а в 2010 году ответчик заочным решением Перовского районного суда г. Москвы была лишена родительских прав, отказывается в добровольном порядке покинуть жилую площадь, ведет себя агрессивно по отношению к истцу и детям.
Кассационная инстанция отметила, что нижестоящим судом было правомерно установлено, что ответчица с детьми не проживала в спорном жилом помещении с июня 2009 года, то есть еще до лишения родительских прав. На основании постановления мирового судьи судебного участка N 277 района Новокосино г. Москвы от 31 августа 2010 года ответчик была взята под стражу и с указанной даты отбывает наказание в местах лишения свободы, т.е. с указанного времени она фактически не проживает в спорном жилом помещении.
При таком положении суд первой инстанции обоснованно указал на то, что не имеется каких-либо препятствий для вселения и проживания истца и детей в спорных комнатах.
Суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что отсутствие в комнатах ремонта и условий для проживания детей либо нахождение там посторонних лиц, не является основанием для признания невозможным совместного проживания детей и ответчика, а соответственно для выселения ответчика, т.к. истец не лишен возможности не допускать в комнаты посторонних лиц, сделать там ремонт и обеспечить условия для проживания детей.
Кроме того, суд обоснованно признал несостоятельными доводы истца о том, что ответчик, вернувшись из мест лишения свободы, будет вести себя как прежде, поскольку они основаны на предположении, а суд не вправе выселить гражданина, лишенного родительских прав, основываясь лишь на обстоятельствах о том, что в будущем может быть невозможно совместное проживание ответчика и детей, в отношении которых она лишена родительских прав. Такие обстоятельства должны существовать и должны быть установлены судом на момент рассмотрения дела.
Суд пришел к правильному выводу о том, что само по себе лишение родительских прав не является основанием для выселения ответчика без предоставления другого жилого помещения. Обстоятельства, установленные заочным решением Перовского районного суда г. Москвы от 8 апреля 2010 года, свидетельствовали о том, что ответчик не занимается воспитанием детей, что и явилось основанием именно для лишения ответчика родительских прав, но не являются безусловными обстоятельствами, свидетельствующими о невозможном совместном проживании детей и ответчика. Не являются такими обстоятельствами и привлечение ответчика к административной ответственности и ее осуждение за преступления небольшой тяжести, поскольку указанные противоправные действия ответчика, за которые ей назначено наказание, не были связаны с действиями в отношении детей.
Кассационная инстанция также отметила, что ссылка на то, что судом не были истребованы характеристики с мест работы ответчика и не привлечен к участию в деле участковый инспектор, несостоятельна, поскольку суд при рассмотрении дел руководствуется принципом диспозитивности, истец таких ходатайств не заявлял. Кроме того, производственные характеристики не могут свидетельствовать о противоправном поведении ответчика в быту.
Таким образом, проанализированное кассационное определение показывает, что при рассмотрении дел, связанных с выселением родителей, лишенных родительских прав, следует учитывать, что осуждение последних к реальному лишению свободы за преступления небольшой тяжести, не связанное с посягательством на жизнь, здоровье и половую неприкосновенность несовершеннолетних, не может являться доказательством невозможности совместного проживания детей и родителей, лишенных родительских прав.
В другом случае Определением Московского городского суда от 16 февраля 2011 года по делу N 33-4242 было оставлено без изменения решение Тверского районного суда г. Москвы от 31 августа 2010 года и без удовлетворения соответствующая кассационная жалоба <2>.
--------------------------------
<2> Определение Московского городского суда от 16 февраля 2011 года по делу N 33-4242.

Из обстоятельств дела следовало, что муниципалитет "Тверское" обратился в суд с иском о выселении из жилого помещения, снятии с регистрационного учета, мотивируя требования тем, что в коммунальной квартире в изолированных комнатах зарегистрирована лишенная родительских прав неоднократно судимая ответчица (мать) и ее двое несовершеннолетних детей.
Кассационная инстанция отметила, что истцом - муниципалитетом в качестве оснований для удовлетворения иска были использованы нормативно-правовые акты: протокол совещания по вопросу выселения лиц, лишенных родительских прав, распоряжение Правительства Москвы N 3018-РП "Об утверждении Регламента взаимодействия органов исполнительной власти г. Москвы и органов местного самоуправления внутригородских муниципальных образований в г. Москве по решению вопроса об использовании жилищного фонда г. Москвы при лишении родителей родительских прав в порядке применения части 2 статьи 91 Жилищного кодекса Российской Федерации", письмо ДЖП и ЖФ от 06.04.2010, распоряжение Префекта ЦАО N 2769-р, которые не содержат доказательств невозможности проживания ответчика в одном жилом помещении с несовершеннолетними детьми, в отношении которых она лишена родительских прав.
Однако каких-либо доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, что ответчица после лишения ее родительских прав совершала противоправные действия в отношении несовершеннолетних детей, систематически нарушала их права и законные интересы, что делает невозможным совместное проживание родителей, лишенных родительских прав, и их детей, суду представлено не было.
Кассационная инстанция отметила, что сам по себе факт лишения ответчицы родительских прав по отношению к несовершеннолетним детям не может являться безусловным основанием для удовлетворения иска и выселения и снятия с регистрационного учета ответчицы.
Таким образом, проанализированное Определение кассационной инстанции показывает, что нормативно-правовые акты, регламентирующие процедуру выселения, не могут быть использованы в качестве доказательств невозможности проживания родителей, лишенных родительских прав и их несовершеннолетних детей.
Анализ судебных решений, посвященных проблемам выселения родителей, лишенных родительских прав, показывает, что истцы в качестве доказательств обоснованности своих исковых требований приводят доводы о противоправном поведении ответчика, нежелании восстанавливать родительские права и надлежащим образом осуществлять родительские обязанности.
Так, Определением Московского городского суда от 18 ноября 2010 г. по делу N 33-35540 было оставлено без изменения решение Тверского районного суда г. Москвы от 15 июня 2010 г. и без удовлетворения соответствующая кассационная жалоба <3>.
--------------------------------
<3> Определение Московского городского суда от 18 ноября 2010 г. по делу N 33-35540.

Из обстоятельств дела следовало, что муниципалитет "Тверское" в городе Москве обратился в суд с иском к ответчику о признании невозможным ее совместного проживания с несовершеннолетними, выселении из квартиры и снятии с регистрационного учета.
Кассационная инстанция отметила, что суд первой инстанции правомерно исходил из того, что по смыслу ст. 91 ЖК РФ иск о выселении родителей, лишенных родительских прав, подлежит удовлетворению, если в ходе судебного разбирательства суд придет к выводу о невозможности совместного проживания этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав. Однако каких-либо объективных доказательств, которые могли бы с достоверностью свидетельствовать о невозможности совместного проживания ответчика с несовершеннолетними, суду не представлено. Истец ссылался на то, что ответчик не имеет намерения восстанавливаться в родительских правах и полноценно выполнять свои родительские обязанности, в связи с чем, по мнению истца, ее проживание с детьми невозможно.
Однако, по мнению кассационной инстанции, данные доводы подлежат отклонению, поскольку никаких доказательств, достоверно свидетельствующих о том, что ответчик совершает противоправные действия в отношении детей, систематически нарушает их права и законные интересы, совместное проживание ответчика с детьми, в отношении которых она лишена родительских прав, в одной квартире невозможно, суду не представлено, не представлено их и судебной коллегии, а ссылки на то, что, по мнению истца, ответчик не собирается восстанавливаться в родительских правах, жизнью и здоровьем детей не интересуется, ничем объективно не подтверждены и не могут служить основанием к отмене постановленного решения.
Таким образом, из проанализированного решения кассационной инстанции следует, что доводы истцов, основанные на голословных предположениях о том, что ответчик не собирается восстанавливаться в родительских правах, не интересуется состоянием жизни и здоровья своих детей, не могут рассматриваться в качестве доказательств, так как не находят подтверждения объективными данными.
В процессе рассмотрения исковых требований о выселении родителей, лишенных родительских прав, вследствие невозможности их совместного проживания с детьми, судебные инстанции часто занимают позицию истца, устраняясь при этом от тщательного анализа доводов, представленных ответчиками. Указанное обстоятельство может служить основанием для отмены решения суда кассационной инстанцией.
Так, Определением Московского городского суда от 30 ноября 2010 г. по делу N 33-36039 было отменено решение суда первой инстанции с направлением дела на новое рассмотрение <4>. Из обстоятельств дела следовало, что суд первой инстанции удовлетворил исковые требования муниципалитета "Восточное Измайлово" о выселении ответчика, лишенного родительских прав, из жилого помещения, в котором была зарегистрирована его несовершеннолетняя дочь. С 2006 года дочь ответчика находилась на полном государственном обеспечении в интернате. Ответчик злоупотребляет спиртными напитками, нигде не работает, жизнью дочери не интересуется, интернат, где находится его дочь, не посещает, алименты на дочь не выплачивает; фактически материальное положение дочери осуществляется из денежных средств, получаемых от сдачи арендаторам комнат в указанной квартире. По мнению истца, совместное проживание несовершеннолетней с отцом, лишенным родительских прав, невозможно, поскольку образ жизни ответчика создает опасность для дочери, неблагоприятный психологический климат, невозможно будет нормальное ее развитие и отсутствие постинтернатной адаптации. Исходя из изложенного, истец просил суд признать невозможным совместное проживание ответчика и его дочери, выселить ответчика из квартиры без предоставления другого жилого помещения.
--------------------------------
<4> Определение Московского городского суда от 30 ноября 2010 г. по делу N 33-36039.

Решением суда исковые требования удовлетворены.
Однако кассационная инстанция не согласилась с позицией нижестоящего суда и указала, что согласно ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении" решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
В соответствии с п. 2 названного Постановления решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).
Указанным требованиям решение суда первой инстанции не соответствует.
В силу требований ч. 2 ст. 91 ЖК РФ без предоставления другого жилого помещения могут быть выселены из жилого помещения граждане, лишенные родительских прав, если совместное проживание этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным.
В соответствии с п. 40 Постановления Пленума ВС РФ от 02.07.2009 N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" по делам о выселении из жилого помещения граждан, лишенных родительских прав, без предоставления им другого жилого помещения необходимо иметь в виду, что иск о выселении подлежит удовлетворению, если в ходе судебного разбирательства суд придет к выводу о невозможности совместного проживания этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав.
При разрешении данного спора суд пришел к выводу о невозможности совместного проживания несовершеннолетней с ответчиком, лишенным родительских прав, поскольку ответчик лишен родительских прав в отношении дочери, материальной помощи ей не оказывает, длительное время нигде не работает, злоупотребляет спиртными напитками, состоит на учете в наркологическом диспансере по поводу алкогольной зависимости, привлекался к административной ответственности за появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения.
При этом, как отметила кассационная инстанция, нижестоящий суд отверг как не имеющие правового значения по данному делу доводы ответчика о том, что с его стороны не было систематических нарушений прав и законных интересов соседей, учинения скандалов, разжигания и поддержания конфликтов, создания антисанитарных условий, использования квартиры не по назначению, несоблюдения норм противопожарной безопасности, что подтверждается подписями соседей.
Судебная коллегия полагает, что в отсутствие анализа указанных доводов ответчика вывод суда о невозможности совместного проживания дочери с отцом, лишенным в отношении ее родительских прав, основан на недостаточно полном исследовании обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения данного спора. В данном случае в материалах дела не нашел своего бесспорного и достоверного подтверждения факт невозможности совместного проживания ответчика и его несовершеннолетней дочери на момент вынесения судом решения.
В соответствии со ст. 41 Конституции РФ каждый имеет право на жилище, никто не может быть произвольно лишен жилища.
Кроме того, суд первой инстанции не привлек к участию в процессе несовершеннолетнюю дочь ответчика, что является нарушением положений части 3 статьи 37 ГПК РФ.
Между тем в заседание судебной коллегии от имени несовершеннолетней дочери сторонами по делу представлены ее письменные заявления, содержащие противоречащие друг другу позиции по заявленному иску.
При таких обстоятельствах, поскольку решение суда вынесено с нарушением требований ст. 196 ГПК РФ, без исследования, установления всех обстоятельств по делу, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора, и правовой оценки доказательств в подтверждение данных обстоятельств, решение суда нельзя признать законным и обоснованным. В данном случае имеются предусмотренные ст. 362 ГПК РФ основания для отмены решения суда первой инстанции в кассационном порядке.
Проанализированный случай из судебной практики показывает, что для доказательства невозможности совместного проживания несовершеннолетних детей и лиц, лишенных родительских прав, важно учитывать следующие обстоятельства:
- систематические нарушения прав и законных интересов соседей;
- учинение скандалов, разжигание и поддержание конфликтов;
- создание антисанитарных условий;
- использование квартиры не по назначению;
- несоблюдение норм противопожарной безопасности.
Следует отметить, что в изложенной позиции кассационной инстанции нашли свое отражение положения Обзора судебной практики Верховного Суда РФ "Обзор практики рассмотрения судами дел по заявлениям прокуроров в защиту жилищных прав несовершеннолетних детей, подпадающих под категорию лиц, которые имеют право на дополнительную социальную защиту в соответствии со ст. 1 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" <5>.
--------------------------------
<5> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ "Обзор практики рассмотрения судами дел по заявлениям прокуроров в защиту жилищных прав несовершеннолетних детей, подпадающих под категорию лиц, которые имеют право на дополнительную социальную защиту в соответствии со ст. 1 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 10.

В Обзоре, в частности, отмечалось, что при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров в защиту жилищных прав детей, оставшихся без попечения родителей, о выселении нанимателя (члена семьи нанимателя), лишенного родительских прав, в связи с невозможностью совместного с ним проживания без предоставления другого жилого помещения судами, исходя из норм ст. 91 ЖК РФ, устанавливались следующие обстоятельства: принадлежность жилого помещения к государственной или муниципальной собственности; проживание ответчика-родителя в спорном жилом помещении на условиях договора социального найма; круг лиц, обладающих равным с нанимателем правом пользования спорным жилым помещением; факт лишения лиц, подлежащих выселению, родительских прав; невозможность совместного проживания нанимателя с несовершеннолетними детьми, в отношении которых он лишен родительских прав, и другие. Так, заочным решением Нижнеилимского районного суда Иркутской области удовлетворено заявление прокурора Нижнеилимского района Иркутской области в защиту интересов несовершеннолетней, находящейся на воспитании в детском доме вследствие лишения ее матери Л. родительских прав. Требование прокурором заявлено о выселении Л., которая систематически разрушает жилое помещение, закрепленное за несовершеннолетней. Ответчица длительное время нигде не работает, злоупотребляет спиртными напитками. По причине задолженности по оплате за квартиру и коммунальные услуги в квартире отключена электроэнергия. В жилом помещении антисанитария, оно приведено в непригодное для проживания состояние. Предупреждение наймодателя об устранении нарушений оставлено Л. без внимания. Установив наличие обстоятельств, на которые ссылался прокурор, суд на основании ст. 91 ЖК РФ выселил ответчицу из квартиры без предоставления другого жилого помещения.
Таким образом, позиция вышестоящих судов сводилась к тому, что при обосновании невозможности совместного проживания детей и родителей, лишенных родительских прав, должны были быть исследованы факты аморального, противоправного поведения родителей, связанные как со взаимоотношениями с несовершеннолетним ребенком (унижения, оскорбления, физическое насилие), так и его отношением к состоянию жилого помещения, в котором проживают указанные лица (уничтожение жилья; приведение его в состояние, непригодное для проживания; использование не по назначению).
Так, Апелляционным определением Московского областного суда от 7 августа 2012 г. по делу N 33-15729 была отклонена апелляционная жалоба на решение суда первой инстанции о выселении без предоставления другого жилого помещения лица, лишенного родительских прав <6>.
--------------------------------
<6> Апелляционное определение Московского областного суда от 7 августа 2012 г. по делу N 33-15729.

Из обстоятельств дела следовало, что ответчица (мать), лишенная родительских прав, приводила с собой в квартиру посторонних людей, с которыми она распивала алкогольные напитки, после чего между ними происходили скандалы и драки, которые сопровождались грубой нецензурной бранью. Указанные обстоятельства происходили в присутствии несовершеннолетнего ребенка. По данному факту опекун ребенка неоднократно обращалась в органы правопорядка, в результате чего ответчик 12 раз за период с 2000 года по 2011 год привлекалась к административной ответственности.
Оценив в совокупности представленные доказательства, суд сделал правильный вывод о том, что совместное проживание несовершеннолетнего и его матери, лишенной родительских прав в отношении своих детей, является невозможным, а потому ответчица подлежит выселению из жилого помещения на основании ч. 2 ст. 91 Жилищного кодекса РФ без предоставления другого жилого помещения с прекращением ее регистрации по месту жительства в этом жилом помещении.
Довод апелляционной жалобы о том, что истица выгнала ответчицу из спорной квартиры и в квартиру ее не впускает, ключи от квартиры не дает, являются несостоятельными, ничем не подтверждены, с требованиями о вселении и нечинении препятствий в пользовании жилым помещением ответчик не обращалась.
Не может быть принят во внимание и довод жалобы о том, что ответчик не злоупотребляет спиртными напитками, поскольку согласно имеющимся в деле документам привлекалась к административной ответственности за появление в общественных местах в состоянии опьянения.
Таким образом, на основании проанализированных примеров из судебной практики можно сделать следующие выводы:
1. В разрешении судебных споров правовая конструкция "невозможность совместного проживания" нуждается в сборе широкой доказательственной базы, которая не должна ограничиваться констатацией факта лишения лица родительских прав, нахождения последнего в местах лишения свободы, состояния на учете в наркологическом диспансере. В качестве доказательств "невозможности совместного проживания" не могут использоваться нормативно-правовые акты, на основе которых лицо было лишено родительских прав.
2. В качестве доказательств невозможности совместного проживания родителей, лишенных родительских прав и их несовершеннолетних детей, следует предъявлять факты, которые, с одной стороны, свидетельствуют о грубом, уничижительном поведении лица, лишенного родительских прав (оскорбления, побои, издевательства, агрессивность), а с другой - действия, связанные с посягательствами на сохранность и функциональность жилого помещения, например порча, разрушение, уничтожение жилья.
3. Следует учитывать, что положения ЖК РФ, регламентирующие выселение лиц, лишенных родительских прав, вследствие невозможности совместного проживания с детьми, могут быть использованы только по отношению к жилым помещениям, занимаемым по договору социального найма. Указанное ограничительное толкование положений части 2 статьи 91 ЖК РФ содержится в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2005 г., утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. <7>. Высшая судебная инстанция РФ разъяснила, что указанная статья расположена в разделе III ЖК РФ "Жилые помещения, предоставляемые по договорам социального найма". В статьях 101 - 103 ЖК РФ, регламентирующих положения о расторжении, прекращении договора найма специализированного жилого помещения и выселении из общежития, нет норм, предусматривающих возможность выселения граждан, лишенных родительских прав, если судом установлена невозможность их совместного проживания с ребенком. Следовательно, положения части 2 статьи 91 ЖК РФ могут быть распространены только на граждан, проживающих в жилых помещениях, предоставленных на основании договора социального найма. Кроме того, положения части 2 статьи 91 ЖК РФ не могут быть применены в отношении лиц, являющихся собственниками (сособственниками) жилых помещений и лишенных родительских прав. Не случайно в проиллюстрированных примерах в качестве истцов, требующих выселения родителей, лишенных родительских прав, выступали представители наймодателя - органа местной власти.
--------------------------------
<7> Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2005 г., утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 5.

Д. Карпухин
 

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы