Возвращение из мест не столь отдаленных. Что происходит с недвижимостью?

В данной статье мы более подробно рассмотрим ситуации распоряжения недвижимым имуществом лицами, отбывающими наказание в местах лишения свободы.

Согласно ст. 2 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются высшей социально-политической ценностью. Основные права и свободы неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, что предполагает их строгую охрану всей системой норм внутреннего и международного права.
Права и свободы граждан могут быть ограничены лишь приговором суда и только в той мере, в какой это предусмотрено уголовным и уголовно-исполнительным законодательством.
Уголовное наказание является одной из наиболее серьезных форм государственного принуждения и согласно ч. 1 ст. 43 УК РФ заключается в предусмотренных УК лишении или ограничении прав и свобод.
Учитывая особенности правового положения осужденных, широкий перечень запретов и ограничений, лица, находящиеся в местах лишения свободы за совершенное преступление, по-прежнему остаются участниками гражданского оборота.
Несмотря на тот факт, что практически отсутствует практика совершения осужденными сделок, заключения договоров, принятия наследства и иных юридических действий в отношении имущества, все это представляет большой теоретический и практический интерес, так как правоотношения, в которых участвуют лица, отбывающие наказание, регулируются нормами гражданского, административного, уголовного и иных отраслей законодательства.
Далее более подробно рассмотрим ситуации распоряжения недвижимым имуществом лицами, отбывающими наказание в местах лишения свободы.

1. КУПЛЯ-ПРОДАЖА НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА ЛИЦАМИ,
ОТБЫВАЮЩИМИ НАКАЗАНИЕ

Согласно ст. 6 Конституции РФ каждый гражданин РФ обладает всеми правами и свободами на ее территории и несет равные обязанности. Данное положение дополняется ст. 19 Конституции РФ, в которой закреплено равенство всех перед законом и судом. Вышеуказанные нормы относятся и к осужденным к лишению свободы, так как, несмотря на некоторые ограничения, они остаются гражданами РФ со всеми правами и обязанностями. То есть вступление приговора в законную силу не влияет на объем правоспособности осужденного.
Следует отметить, что для лиц, отбывающих наказание за совершение преступления, ни гражданское, ни уголовно-исполнительное законодательство прямо не предусматривает каких-либо исключений из оснований приобретения права собственности, перечисленных в гл. 14 ГК РФ. Однако для целей обеспечения режима отбывания наказания в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством косвенные ограничения в возможности приобретения права собственности все же проявляются. Что, в свою очередь, не является непреодолимым препятствием для осужденного распоряжаться принадлежащим ему на праве собственности недвижимым имуществом, которое посредством заключения гражданско-правовых договоров он имеет право приобретать, отчуждать, сдавать в аренду, использовать в хозяйственном обороте в целях получения прибыли либо просто поддерживать в надлежащем состоянии.
Однако в силу сложившихся обстоятельств осужденный не может распоряжаться принадлежащим ему недвижимым имуществом самостоятельно. В таком случае самым доступным и распространенным правовым средством осуществления прав собственника является договор поручения. В соответствии с ч. 1 ст. 971 ГК РФ по договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия. Права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя.
Указанный договор может решить ряд вопросов, связанных с целесообразностью использования имущества, оставшегося на свободе, помощью семье, обеспечением иных гражданско-правовых обязательств осужденного.
Однако низкий уровень правовой грамотности осужденных, а иногда и сотрудников исправительных учреждений определяет низкий уровень распространения не только договора поручения, но и иных договорных отношений среди лиц, осужденных к лишению свободы.

2. ПРАВА ЛИЦА, ОТБЫВАЮЩЕГО НАКАЗАНИЕ, НА СОХРАНЕНИЕ
НЕДВИЖИМОСТИ, ПОЛУЧЕННОЙ ПО ДОГОВОРУ СОЦИАЛЬНОГО НАЙМА

Проанализировав ст. 40 Конституции РФ, можно сделать вывод о том, что содержание права на жилище включает:
- право пользования имеющимся жилым помещением;
- право на получение в установленном порядке жилого помещения в домах государственного и муниципального фондов;
- право приобретения жилого помещения в собственность.
Приговор суда в виде лишения свободы о назначении уголовного наказания не лишает осужденного права на жилище.
Согласно ранее действующему ЖК РСФСР от 24.06.1983, ч. 1 ст. 60, при временном отсутствии нанимателя или членов его семьи за ними сохраняется жилое помещение в течение шести месяцев. По истечении этого срока они могут быть признаны в судебном порядке утратившими право пользования жилым помещением (ст. 61 ЖК РСФСР).
Следует отметить, что ч. 1 ст. 60 ЖК РСФСР Постановлением Конституционного Суда РФ от 23.06.1995 была признана не соответствующей Конституции РФ и противоречащей провозглашенному ст. 27 Конституции РФ праву гражданина на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства, которое не ограничено какими-либо сроками.
То есть по смыслу вышеназванного Постановления осужденный, не проживающий в жилом помещении более шести месяцев, не может быть только по этому основанию признан утратившим право на жилое помещение. В случае спора дело подлежит разрешению в суде, осужденный вправе предъявить иск к лицам, препятствующим ему в проживании в жилом помещении, об устранении препятствий в пользовании им жилым помещением.
Так, например, апелляционное Определение Санкт-Петербургского городского суда от 18.06.2012 N 33-8385.
Нанимателем спорной квартиры на основании ордера являлся С.В. Совместно с ним в ордер были включены и зарегистрированы по спорному адресу его жена С.С.В. и сын С.А.
С.А. в лице своего представителя с 2000 года находится в местах лишения свободы в связи с отбытием наказания. В конце 2010 года ему стало известно, что в спорной квартире проживают посторонние лица, квартира была приватизирована его отцом в нарушение его прав, в дальнейшем квартира неоднократно продавалась. С.А. обратился в суд с иском к Е. и Администрации района Санкт-Петербурга:
- о признании договора приватизации недействительным;
- аннулировании государственной регистрации права собственности на квартиру Е.;
- истребовании квартиры из владения Е. в собственность города Санкт-Петербурга;
- выселении Е. из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения;
- восстановлении его прав нанимателя в отношении спорной квартиры.
Определением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 18.08.2011 требования С.А. об истребовании квартиры в собственность города Санкт-Петербурга оставлены без рассмотрения.
Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 18.08.2011 договор приватизации спорной квартиры от 06.10.2010 признан ничтожной сделкой, в остальной части иска отказано.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17.11.2011 решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 18.08.2011 в части признания договора приватизации от 06.10.2010 ничтожной сделкой оставлено без изменения.
В остальной части решение и Определение суда от 18.08.2011 отменено, дело возвращено в тот же районный суд на новое рассмотрение в ином составе суда.
При новом рассмотрении дела представитель истца просил признать недействительными договоры купли-продажи квартиры, заключенные между С.В. и Р. (первый покупатель), между Р. и З.Н., несовершеннолетней Г.Я.А. в лице законного представителя З.Ж. (вторые покупатели), между З.Н., несовершеннолетней Г.Я.А. в лице законного представителя З.Ж. и Е. (третий покупатель), применить последствия недействительности сделки, истребовать указанную квартиру из чужого незаконного владения в собственность города Санкт-Петербурга, восстановить С.А. в правах нанимателя квартиры, обязать Администрацию района Санкт-Петербурга заключить с истцом договор социального найма, признать Е. утратившим право пользования спорной квартирой с последующим снятием с регистрационного учета и выселить его из спорной квартиры.
Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 6 марта 2012 года С.А. в удовлетворении исковых требований отказано.
В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить, вынести по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований, указывая, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, применен закон, не подлежащий применению (ст. 181 ГК РФ). Истец не согласен с выводом суда о пропуске срока исковой давности.
Выслушав объяснения участников процесса, Судебная коллегия приходит к следующему.
Согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом РФ в Постановлении от 21 апреля 2003 года N 6-П, в случае, когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, собственник вправе обратиться в суд в порядке ст. 302 ГК РФ с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск).
Права лица, считающего себя собственником либо законным владельцем имущества (ст. 305 ГК РФ), не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются предусмотренные ст. 302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя.
В соответствии с п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 по смыслу п. 1 ст. 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли. Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо установить, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.
Вместе с тем, как следует из материалов дела, истцом требование об истребовании спорной квартиры из чужого незаконного владения заявлено не в качестве последствий недействительности ничтожной сделки, указанное требование о виндикации носит самостоятельный характер.
При этом Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что, поскольку договор приватизации спорной квартиры, являвшейся собственностью Санкт-Петербурга, с С.В. от лица собственника заключала Администрация района Санкт-Петербурга, то правом предъявления виндикационного иска обладает г. Санкт-Петербург, а не истец, который никогда собственником квартиры не являлся и у которого отсутствуют полномочия на предъявление иска в интересах г. Санкт-Петербурга. В силу ст. 305 ГК РФ истец вправе предъявлять требования в пределах своего нарушенного права как члена семьи нанимателя к сторонам по договору передачи квартиры в собственность граждан.
В соответствии со ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.
Положения ст. 305 ГК РФ предусматривают защиту титульного владения, то есть владения, опирающегося на законное основание (титул владения), распространяют права, предусмотренные ст. 301 - 304 ГК РФ, в отношении лиц, хоть и не являющихся собственниками, но владеющих имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иным основаниям, предусмотренным законом или договором; эти лица имеют право на защиту их владения также против собственника, поскольку предусматривают защиту титульного владения.
Истец был вселен в спорную квартиру в качестве члена семьи нанимателя С.В., зарегистрирован в спорной квартире, в связи с чем приобрел равные с нанимателем права пользования жилым помещением, в том числе и право на приватизацию.
Таким образом, С.А., являвшийся титульным владельцем спорного объекта недвижимости, имел право защитить нарушенное право.
По смыслу п. 1 ст. 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика.
При исследовании вопроса о наличии у С.А. воли на выбытие квартиры из его пользования Судебная коллегия принимает во внимание объяснения С.А., из которых следует, что ему ничего не было известно о приватизации спорной квартиры, последние сведения от отца С.В. истец получал в ноябре 2009 года, однако о приватизации и последующей продаже объекта недвижимости последний С.А. не сообщал; сведения, отраженные в постановлении о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству, согласно которым неустановленное лицо, имея умысел на приобретение права частной собственности на квартиру, действуя от имени С.В., представило в Администрацию района Санкт-Петербурга поддельное свидетельство о смерти С.А., после чего заключило с Администрацией района договор передачи вышеуказанной квартиры в собственность граждан, на основании которого была произведена регистрация права собственности.
Об отсутствии воли истца на отчуждение объекта недвижимости также говорит и то обстоятельство, что, узнав в конце 2010 года о том, что в спорной квартире зарегистрированы незнакомые ему лица, он выдал доверенность на имя А.М.В. на представление его интересов в суде, который обратился в Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга.
В соответствии со ст. 195, 199 (п. 2) ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года.
Отсутствие у С.А. информации о совершаемых с принадлежащим ему на условиях договора социального найма жилым помещением сделках было вызвано объективными причинами.
Из материалов дела, пояснений С.А., его представителя следует, что о наличии зарегистрированного права собственности ответчика Е. на спорное жилое помещение истцу стало известно не ранее ноября 2010 года. Таким образом, трехлетний срок исковой давности по требованиям об истребовании имущества из чужого незаконного владения на момент обращения представителя С.А. в суд с иском не истек.
На основании вышеизложенного, ввиду отсутствия соответствующего волеизъявления С.А. на отчуждение квартиры, которое произошло без его непосредственного участия и помимо его воли, требования С.А. в части истребования спорного объекта недвижимости из незаконного владения Е. и возврата объекта недвижимости в собственность Санкт-Петербурга в лице Администрации района Санкт-Петербурга, подлежат удовлетворению.
После внесения изменений в ЖК РФ в соответствии со ст. 71 граждане, отбывающие наказание в местах лишения свободы, сохраняют право на жилье, вне зависимости от срока отбывания наказания. Таким образом, новый ЖК РФ не выделяет осужденных к лишению свободы в категорию особых участников жилищных правоотношений.
На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что действующее законодательство РФ не содержит в качестве основания расторжения договора социального найма такой юридический факт, как лишение нанимателя свободы, следовательно, право на жилое помещение сохраняется независимо от срока отбывания наказания.

3. НАСЛЕДСТВЕННЫЕ ПРАВА НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО ЛИЦ,
ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ

В соответствии со ст. 1110 ГК РФ под наследованием понимается переход имущества умершего к другим лицам в порядке универсального правопреемства. Наследство открывается со смертью гражданина.
Действующее законодательство не предусматривает никаких изъятий из наследственной правоспособности осужденных, то есть лица, отбывающие наказание, могут быть как наследодателями, так и наследниками.
Но в связи с изоляцией от общества косвенные ограничения все же существуют.
1. Лицо, отбывающее наказание, - наследодатель.
Время и место открытия наследства после смерти осужденного определяются по общим правилам в соответствии со ст. 1114, 1115 ГК РФ. Местом открытия наследства лица, отбывающего наказание, считается последнее место его жительства, то есть на момент его осуждения.
В случае смерти осужденного и если им не было оставлено завещание, его имущество наследуется законными наследниками в общеустановленном гражданским законодательством порядке.
Также следует отметить, что лицо, осужденное к лишению свободы, может сделать распоряжение о распределении имущества в завещании (ст. 1128 ГК РФ). Для составления завещания необходимо обратиться в администрацию исправительного учреждения.
В соответствии с п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г. "О судебной практике по делам о наследовании": при обращении осужденного к администрации исправительного учреждения по вопросу о составлении завещания ему должны быть разъяснены нормы наследственного права, регулирующие порядок составления завещания, и права завещателя. Также может быть предоставлен шаблон завещания.
Завещание удостоверяется начальником мест лишения свободы. Порядок удостоверения завещаний и доверенностей осужденных регламентируется Инструкцией о порядке удостоверения завещаний и доверенностей начальниками мест лишения свободы, утвержденной Приказом МВД ССР от 15 апреля 1974 г. N 111. Согласно которой завещания и доверенности, удостоверенные начальником места лишения свободы, приравниваются к нотариально удостоверенным документам.
После смерти завещателя по предъявлении заинтересованными лицами свидетельства о смерти начальник исправительного учреждения выдает справки о наличии завещания или о его содержании.
2. Принятие наследства лицом, отбывающим наказание.
В соответствии со ст. 1116 ГК РФ к наследованию как по закону, так и по завещанию могут призываться граждане, в том числе и осужденные.
Наследник - осужденный, находящийся в местах лишения свободы, может вступить в имущественные права и обязанности наследодателя в следующих формах:
- лично вступить в наследство, если осужденный освобождается из исправительного учреждения;
- если осужденному при наличии исключительных обстоятельств представлен краткосрочный отпуск. Например, в соответствии со ст. 97 Уголовно-исполнительного кодекса РФ предусматривается ежегодно оплачиваемый отпуск на основании трудового законодательства;
- также возможно подать заявление по почте;
- выдача осужденным доверенности третьему лицу на вступление в наследство.
В первых двух случаях в соответствии с п. 2 ст. 1153 ГК РФ наследник может фактически принять наследство.
Кроме фактического принятия возможно также обращение с заявлением к нотариусу или уполномоченному должностному лицу по месту открытия наследства.
Для совершения указанных действий в соответствии со ст. 1154 ГК РФ установлен единый шестимесячный срок со дня открытия наследства. Однако в условиях изоляции осужденный может не узнать своевременно о наследстве.
Так, например, апелляционное Определение Санкт-Петербургского городского суда от 5 июня 2012 г. N 33-7402/2012.
Л.А. обратилась в суд с иском к И.Р., Ч.О. о признании сделки недействительной, истребовании из чужого незаконного владения имущества, признании права собственности, снятии с регистрационного учета, выселении, восстановлении срока принятия наследства, признании принявшей наследство. В обоснование заявления указывала, что между Л.О., умершей, которая приходилась матерью Л.А., и И.Р. заключен договор купли-продажи, согласно условиям которого Л.О. продала, а И.Р. приобрела квартиру в г. Санкт-Петербурге, которая впоследствии была отчуждена в пользу Ч.О.; также Л.О. было составлено завещание, согласно которому земельный участок по адресу: Республика Карелия, <адрес>, и домовладение, расположенное на указанном участке, были завещаны Ч.О. Ссылаясь на то, что Л.О. в момент совершения указанных юридически значимых действий не понимала значения своих действий и не могла руководить ими, Л.А. просила признать договор купли-продажи, заключенный между Л.О. и И.Р., недействительным, признать в порядке наследования право собственности Л.А. на квартиру в г. Санкт-Петербурге, на земельный участок и домовладение, расположенное на нем, выселить Ч.О. из указанной квартиры, обязать ОУФМС снять Ч.О. с регистрационного учета по указанному адресу.
В ходе рассмотрения дела по существу истица неоднократно ссылалась на то, что срок для принятия наследства по смерти Л.О. был пропущен Л.А. по уважительной причине.
Решением Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга от 06.03.2012 Л.А. в удовлетворении исковых требований отказано.
Л.А. в апелляционной жалобе просит отменить решение суда от 06.03.2012 как незаконное и необоснованное.
Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела, Судебная коллегия приходит к следующему.
Из материалов дела следует, что Л.А. приходится дочерью Л.О.
<Дата> между Л.О. и И.Р. заключен договор купли-продажи квартиры, удостоверенный нотариусом Б., зарегистрирован в реестре за N <...>, согласно которому Л.О. продала, а И.Р. купила квартиру, право собственности И.Р. зарегистрировано в установленном законом порядке.
<Дата> между И.Р. и Ч.О. заключен договор купли-продажи квартиры, удостоверенный нотариусом.
<Дата> нотариусом А. удостоверено завещание, согласно которому Л.О. завещала принадлежащие ей на праве собственности земельный участок и жилой дом по адресу: Республика Карелия, <...>, Ч.О.
<Дата> Л.О. умерла.
Ч.О. как наследник по завещанию умершей Л.О. в установленный законом срок обратился к нотариусу за оформлением наследственных прав.
<Дата> Л.А. как наследник по закону умершей Л.О. обратилась к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство по закону.
Постановлением нотариуса от <дата> Л.О. в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону после смерти Л.О. отказано в связи с пропуском установленного законом срока для принятия наследства.
Также из материалов дела усматривается: судом установлено, что Л.А. с 2001 года по <дата> отбывала наказание в местах лишения свободы, при этом о смерти Л.О. узнала в апреле 2010 года, а 6 мая 2010 года из ответа СПбГУ "Жилищное агентство Фрунзенского района Санкт-Петербурга" должна была узнать о заключении договора купли-продажи.
Судебная коллегия учитывает следующее.
В соответствии с п. 1 ст. 1154 ГК РФ наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.
Согласно п. 1 ст. 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (ст. 1154 ГК РФ), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.
Таким образом, приведенная выше норма ГК РФ предоставляет суду право восстановить наследнику срок для принятия наследства только в случае представления последним доказательств не только того обстоятельства, что он не знал об открытии наследства - смерти наследодателя (ст. 1113 ГК РФ), но и не должен был знать об этом событии по объективным, не зависящим от него обстоятельствам.
В силу положения п. 1 ст. 1155 ГК РФ при отсутствии хотя бы одного из этих условий срок на принятие наследства, пропущенный наследником, восстановлению судом не подлежит.
Учитывая, что из материалов дела в совокупности следует, что о смерти Л.О. и об открытии наследства Л.А. знала с апреля 2010 года, каких-либо уважительных причин, послуживших основанием пропуска срока для принятия наследства, Л.А. в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ суду не представлено, Судебная коллегия полагает, что Л.А. имела объективную возможность реализовать наследственные права путем обращения с заявлением о принятии наследства в предусмотренном порядке в установленный законом срок.
Одновременно районным судом обоснованно признан несостоятельным довод Л.А. о том, что уважительной причиной пропуска срока для принятия наследства является факт нахождения ее в период с 2001 года по <дата> в местах лишения свободы, поскольку указанное обстоятельство не свидетельствует о том, что Л.А. была лишена возможности осуществить свои полномочия через представителя либо лично путем направления заявления о принятии наследства в адрес нотариуса по месту жительства Л.О. посредством почтовой связи.
Учитывая, что остальные требования Л.А. являются производными и их удовлетворение ставится в зависимость от удовлетворения требований о восстановлении срока для принятия наследства, то судом правомерно отказано в удовлетворении требований Л.А. о признании договора купли-продажи, завещания недействительными, истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права собственности, выселении, снятии с регистрационного учета.
На основании изложенного Судебная коллегия определила решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга оставить без изменения, апелляционную жалобу Л.А. - без удовлетворения.

4. ПРАВА НА НЕДВИЖИМОСТЬ ЛИЦА, ОТБЫВАЮЩЕГО НАКАЗАНИЕ
В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ, ПРИ РАЗВОДЕ

Процедура развода, когда один из супругов находится в местах лишения свободы, значительно упрощена. Например, в соответствии со ст. 19 Семейного кодекса РФ расторжение брака по заявлению одного из супругов, независимо от наличия у супругов общих несовершеннолетних детей, производится в органах загса в случае, если другой супруг осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет.
Таким образом, можно сделать вывод, что если между супругами не заключен брачный договор, то уберечь совместно нажитое имущество, находясь в изоляции от общества, практически невозможно. По сути, после освобождения бывший заключенный может остаться на улице без средств к существованию либо отстаивать свои права в судебном порядке.
Так, например, апелляционное Определение Смоленского областного суда от 5 июня 2012 г. по делу N 33-1673.
З.С. обратился в суд с иском к З.О.Н., З.О.С, действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего З.А., об устранении препятствий в пользовании жилой комнатой площадью 12,0 кв. метров, местами общего пользования (кухней, ванной, туалетом, прихожей) в квартире <...>, обязании СМУП начислять отдельно на его долю в обязательных платежах по содержанию этой квартиры и коммунальным услугам с учетом площади занимаемого им жилья - 12,0 кв. метров и участия в содержании помещений вспомогательного использования. При этом указал, что является нанимателем этой квартиры, предоставленной ему на семью из двух человек (он, супруга З.О.Н.). В настоящее время в квартире также зарегистрированы его дочь З.О.С. и внук З.А. С З.О.Н. брак расторгнут. В период с <...> по <...> он в указанном жилом помещении не проживал, поскольку отбывал наказание. После освобождения из мест лишения свободы с <...> З.О.Н. стала чинить ему препятствия в пользовании квартирой. Другого жилья он не имеет. Спорная квартира состоит из двух изолированных комнат площадью 12,0 кв. метров и 15,5 кв. метров, кухни, ванной, туалета, прихожей. Учитывая сложившийся порядок пользования, просил предоставить ему в пользование комнату 12,0 кв. метров. В результате наличия этой конфликтной ситуации возникли сложности с оплатой содержания квартиры и коммунальных услуг.
З.О.Н. иск не признала, указав, что ей стало известно о том, что З.С. болен туберкулезом. Своевременно пройти необходимое лечение он отказывался, поэтому она перестала его впускать в квартиру, учитывая, что его заболевание может негативно отразиться на состоянии здоровья членов ее семьи - дочери и малолетнего внука З.А.
Решением Заднепровского районного суда г. Смоленска от 20 марта 2012 года иск З.С. удовлетворен частично: З.О.Н. обязана не чинить препятствий З.С. в пользовании жилым помещением - квартирой <...>. Определены доли по оплате за жилое помещение и коммунальные услуги за квартиру: по 1/4 доли З.С. и З.О.Н., 1/2 доли - З.О.С.
В удовлетворении остальной части иска З.С. отказано.
В апелляционной жалобе З.О.Н., З.О.С. просят решение суда отменить, считая его незаконным, и принять новое решение об отказе в удовлетворении иска З.С.
Проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалобы и возражений на нее, Судебная коллегия приходит к следующему.
В силу ч. 2, ч. 4 ст. 69 ЖК РФ члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности. Дееспособные члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма.
Если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.
Проверив доводы сторон и оценив представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что З.С. как наниматель спорной квартиры имеет законное право пользования этой квартирой, которое нарушено З.О.Н., препятствующей его доступу и проживанию в квартире, поэтому его требование об устранении этих препятствий подлежит удовлетворению.
Судом первой инстанции правильно определены юридически значимые обстоятельства.
Оснований для его отмены по доводам жалобы не имеется.
На основании вышеизложенного можно сделать вывод о целесообразности заключения брачного договора. В брачном договоре у супругов появляются широкие возможности, исходя из конкретных обстоятельств и интересов, определить порядок распоряжения принадлежащим им имуществом по собственному усмотрению.

О. Мун
 

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы