Приобретение доли в праве общей собственности в силу приобретательной давности

Чем более распространены факты объективной действительности, тем подробнее они описаны и тем менее возникает проблем у правоприменителей. Возьмем, например, приобретение права собственности в силу купли-продажи. И наука, и судебная практика выработали достаточно много положений, которые можно считать аксиоматичными, поэтому течение здесь спокойное, а плавание уверенное. Но стоит немного отойти от основного русла, как можно наткнуться на мель. Одним из таких случаев является приобретение права собственности в силу приобретательной давности. Его особое положение обусловлено в первую очередь правовой природой как экстраординарного способа. Кроме того, здесь мы сталкиваемся с некоторыми субъективными категориями, которые подлежат установлению (добросовестность и открытость). Значительно осложняет дело наличие "бытовых" заблуждений, в частности, что длительного владения достаточно для приобретения права собственности. Наконец, проблематика недостаточно проработана наукой. Становится совсем худо, когда без того достаточно сложные споры отягощаются тем, что лицо претендует на приобретение доли в праве общей собственности. Разбору данных случаев и посвящена настоящая статья. Для этого мы попытаемся сформулировать общие правила, затем перейдем к специфическим вопросам, появляющимся применительно к доле.
Идеальной является ситуация, при которой соединяются владение и право. Если вдруг встречается отступление от этого правила, право стремится к восполнению, действуя по правилу, сформулированному еще Аристотелем - natura abhorret vacuum (природа не терпит пустоты) <1>. Если, например, есть право, но нет владения, право предоставляет возможность виндикации, соединяющей оба элемента. В нашем случае - приобретательной давности - наличие владения при отсутствии права не столько у владельца, сколько у других лиц заставляет соединиться с правом. Так и возникает право собственности в силу приобретательной давности.
--------------------------------
<1> Справедливости ради отметим, что с помощью этого правила Аристотель пытался обосновать некоторые физические процессы. Впоследствии оно было признано несостоятельным, но в области социально-экономических отношений оказалось вполне жизнеспособно.

Приобретательная давность (usucapio) как основание приобретения права собственности возникла в римском праве. Ее появление было связано с необходимостью устранить неопределенность в вопросах о принадлежности вещи, исключив тем самым случаи, когда объект гражданских прав фактически выбывал из оборота ввиду отсутствия субъекта права собственности, хотя имел обладателя, который длительно владел и пользовался им. Современный институт приобретательной давности также служит цели придания стабильности гражданским правоотношениям. По верному замечанию В.П. Камышанского, в наши дни приобретательная давность нацелена на придание существующим фактическим отношениям юридической определенности <2>. Как и много лет назад, законодатель считает целесообразным признавать право собственности за давностным владельцем, исходя из того, что собственник, не заявивший в течение определенного времени о своем праве, отказался от него. Нормативной основой института приобретательной давности служит ст. 234 ГК РФ, согласно которой лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).
--------------------------------
<2> Гражданское право: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 030900 "Юриспруденция": в 2 ч. / под ред. В.П. Камышанского, Н.М. Коршунова, В.И. Иванова. Москва: ЮНИТИ: Закон и право, 2012. Ч. 1 / А.В. Барков [и др.]. 364 с.

Из приведенного выше положения видно, что давностный владелец может стать собственником, если его владение добросовестно, открыто, непрерывно, не основано на титуле и длительно. Таким образом, приобретательная давность как основание приобретения права собственности представляет собой сложный юридический состав, влекущий правовые последствия только при одновременном наличии всех значимых обстоятельств. Поскольку применительно к приобретению права собственности на долю нас будут интересовать преимущественно такие аспекты, как добросовестность и отсутствие титула ("как своим"), подробнее рассмотрим только их.
Итак, под добросовестным владельцем понимают того, кто приобретает вещь внешне правомерными действиями и при этом не знает и не может знать о правах иных лиц на данное имущество. Отсутствие такой осведомленности может быть основано на двух обстоятельствах: 1) добросовестный приобретатель считает себя собственником, имея мнимое основание для этого, однако таковым в действительности не является, поскольку основание перехода права собственности являлось порочным (например, в случае приобретения вещи от неуправомоченного отчуждателя или от управомоченного, но с пороком формы соглашения либо без государственной регистрации); 2) добросовестный приобретатель осознает, что не является собственником, однако не знает и не может знать настоящего собственника (например, в случае завладения бесхозяйной вещью). Не является добросовестным приобретателем тот, кто в момент завладения вещью мог проявить осмотрительность и выяснить, является ли отчуждатель собственником имущества.
Более подробного определения ни наука, ни судебная практика еще не выработали, да это и невозможно, поскольку добросовестность определяется в каждом случае с учетом обстоятельств конкретного дела. Отсутствие устоявшейся судебной практики по вопросу об определении понятия добросовестности компенсируется довольно четкой позицией по принципу "от обратного", согласно которому недобросовестным является владение, основанное на правонарушении. В частности, в Определении Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2006 г. N 623-О указывается, что самоуправное занятие жилого помещения не порождает право на это жилое помещение, а отсутствие вследствие этого добросовестности владения, установленное судом, влечет невозможность приобретения помещения владельцем на основании ст. 234 ГК РФ в порядке приобретательной давности.
Добросовестность преимущественно должна исследоваться на момент завладения, а потому само по себе осознание приобретателем, что собственником является другое, теперь уже известное ему лицо, не отнимает автоматически никаких признаков, ведущих к возникновению права собственности в силу приобретательной давности. Однако если действительный собственник занял активную позицию, заявив об истребовании имущества, и его притязание признано обоснованным, срок приобретательной давности должен пресечься, так как прекратилось добросовестное владение.
Владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. Этот тезис единодушно разделяется судебной практикой и наукой. По этой причине ст. 234 ГК РФ не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.). Если лицо первоначально завладело вещью на основании договора, но впоследствии лишилось титула, например вследствие расторжения договора, истечения срока его действия, но продолжало владеть вещью теперь уже без правового основания, перспективы приобретения на нее права собственности в силу приобретательной давности существуют. Довод о том, что владение не прекращалось, не имеет значения. Главное, что изменилось основание владения: с титульного на беститульное <3>. Аналогичное правило должно действовать в случаях, когда имущество перешло по незаключенной или ничтожной сделке. Правда, здесь нельзя вести речь о смене титульного владения на беститульное, поскольку и при незаключенной, и при недействительной сделке титула не было с самого начала.
--------------------------------
<3> Другое мнение см. здесь: Лоренц Д.В. Владение имуществом "как своим собственным" // Гражданское право. 2009. N 2. С. 29 - 30.

При переложении тех общих правил, о которых было сказано выше, на отношения общей собственности возникают некоторое трудности.
Во-первых, сбивает то, что доля не является материальным объектом, а потому недоступна для владения. Проблема на самом деле невелика, и ее разрешение кроется в правильном понимании объекта владения, необходимого для приобретения права собственности. Как правильно отмечают Д.Е. Осипов и А.О. Рыбалов, для приобретения права собственности в силу приобретательной давности необходимо владение вещью, а не правом. "Для приобретения права собственности по давности владения лицо должно владеть определенный срок отнюдь не правом, а самой вещью. То же самое мы имеем и в случае с приобретением по давности доли в праве собственности: необходимо осуществлять владение самой вещью, а не неким эфемерным объектом вроде "доли в праве". Подобное владение должно отвечать требованиям, предъявляемым к "обычному" давностному владению, с той лишь особенностью, что владеть вещью требуется не "как своим собственным", а как принадлежащим ему на праве общей собственности, т.е. совместно с иными лицами" <4>. Похожую мысль задолго до указанных авторов высказывал И.Е. Энгельман: "...в случаях общего владения вопрос о применении или неприменении давности есть вопрос о факте, разрешаемый на основании общего правила, и учение, что, как скоро дело идет об общем владении, давность не может иметь применения и участки совладельцев не могут быть ни увеличиваемы, ни уменьшаемы давностью владения, в таком общем смысле неправильно и противоречит закону" <5>. Итак, если за владением вещью идет право собственности на вещь, то ничто не мешает идти за владением вещью праву собственности на долю в общей долевой собственности.
--------------------------------
<4> Осипов Д.Е., Рыбалов А.О. Приобретение доли в праве на жилой дом по давности владения // Закон. 2006. N 8. С. 53 - 55.
<5> Энгельман И.Е. О давности по русскому гражданскому праву: историко-догматическое исследование. 3-е изд. СПб., 1901. С. 248.

Во-вторых, возникают вопросы применительно к критерию добросовестности. Если лицо единолично владеет вещью, можно допустить, что оно не знает и не может знать о правах иных лиц на данное имущество. Если же лицо владеет вещью наряду с другими сособственниками, может ли речь идти о добросовестности?
Ранее мы уже писали о том, что добросовестность заключается в мнимом осознании принадлежности права собственности либо убежденности, что собственником не являешься, но истинный собственник при этом не известен. Первый случай добросовестности легко представить и переложить его на отношения общей собственности. Например, сособственник продает свою долю, которой соответствует обособленная половина жилого дома. Впоследствии оказывается, что сделка ничтожна. Данное обстоятельство по истечении срока, установленного законом, дает покупателю право требовать признания за собой права собственности на долю в праве общей долевой собственности в силу приобретательной давности. Со вторым случаем сложнее. Но какие бы комбинации нам ни предоставляла бы практика, следует исходить из того, что если сособственник терпим или безразличен ко вновь возникшему соучастнику, следует допускать приобретение права собственности на долю в силу приобретательной давности.
Иногда в юридической литературе встречается упрощенный подход к добросовестности владения, если ищущий право собственности субъект является участником долевой собственности. Обосновывается это так: "...правовая суть общей долевой собственности предопределяет добросовестность участников общей долевой собственности, осуществляющих владение таким имуществом в целом, в том случае, если кто-либо из сособственников в таком владении не участвует" <6>. Полагаем, что здесь произошла небольшая путаница. Дело в том, что собственник не является добросовестным владельцем своего имущества, поскольку добросовестное владение - всегда владение беститульное, поэтому одно и то же лицо может быть либо собственником, либо добросовестным владельцем. В равной мере это относится к давностному владельцу, чье владение неосновательно <7>. По этим причинам добросовестность в отношениях давностного владения все же надо искать, а не просто ссылаться на факт соучастия в праве собственности.
--------------------------------
<6> Рудов М.В. Теоретические и практические проблемы рассмотрения споров о приобретении доли в праве общей долевой собственности по давности владения // Имущественные отношения в РФ. 2014. N 10. С. 88 - 95.
<7> Скловский К. Приобретательная давность // Российская юстиция. 1999. N 3. С. 18 - 19.

Некоторые вопросы возникают применительно к критерию законности владения. Существует мнение, что сособственник в любом случае лишен возможности приобретения права собственности в силу приобретательной давности на долю "соседа", так как его владение всегда будет основано на титуле. Данный вывод сомнителен, как и общий вывод о том, что владение собственника всегда законно. Представим, что собственник сдал квартиру по договору найма на один год, но через месяц передумал, вернулся в нее, поменял замки и не пускает туда нанимателя. Очевидно, что действия собственника неправомерны. Оставшись собственником, он тем не менее расстался с владением в пользу другого лица. Теперь собственник должен считаться с нанимателем, а любые попытки одностороннего возврата вещи - незаконны. Можно предположить, что сие нарушение вытекает из обязательственных правоотношений и не предоставляет нанимателю никаких вещных исков. Наниматель вправе требовать возмещения убытков, возврата части платежей и тому подобное. Верно, но здесь для нас важен более общий вывод о том, что если бы законодатель допускал возможность для собственника в любой момент вернуть себе владение, он не предоставлял бы контрагенту никаких способов защиты, следовательно, не каждый факт завладения собственником своим же имуществом соответствует закону.
Возвращаясь к отношениям общей собственности, представим все тот же дом, находящийся в общей долевой собственности трех лиц (по 1/3 доли у каждого) и разделенный на три изолированные части. Владение каждой частью основано на сложившемся порядке пользования. В какой-то момент один из сособственников выбывает, оставляя расписку, что не возражает против использования жилья другим сособственником. Данное лицо вселяется в пустующие помещения, при этом третий сособственник не высказывает никаких возражений. Представляется, что здесь имеются все основания для приобретения права собственности на 1/3 доли в праве общей долевой собственности, поскольку имеются все признаки приобретательной давности, в том числе безосновательное завладение, поскольку расписка, с одной стороны, не может дать правового основания владения, с другой стороны, налицо добросовестность.
Коррективы в наши размышления могло бы внести действующее законодательство. Согласно п. 1 ст. 234 ГК РФ лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность). То есть закон прямо говорит о том, что у претендента должен отсутствовать титул собственника. Наш мыслимый субъект таким титулом обладает. Однако и это обстоятельство не стоит препятствием на пути приобретательной давности. Во-первых, ст. 234 ГК РФ рассчитана на ординарные случаи: когда имущество поступает сначала во владение одного лица, а затем в его личную собственность. Она не учитывает специфики общей собственности. Во-вторых, указание на то, что завладевшее имуществом лицом не является собственником - скорее технический прием, демонстрирующий, что право собственности еще не возникло. В-третьих, как мы продемонстрировали выше, не всякое владение собственника, а тем более владение общим имуществом с определившимся порядком пользования, будет законным. Надо учитывать и то, что праву на долю в общей собственности не всегда соответствует часть имущества. Если доля незначительна, сособственник может быть вовсе отстранен от вещи. Кроме того, владение может быть больше или меньше объема доли в общем праве. В силу данных причин даже владение сособственника может выходить за рамки законности. Итак, какие бы мы комбинации ни рассматривали, общее правило должно оставаться прежним: проявление воли на захват того, что тебе не полагается, не может повлечь возникновения права собственности "обычными" способами. Однако безосновательное владение, пусть и основанное на общем титуле, способно породить право собственности в силу ст. 234 ГК РФ.
Нередко ответы на сугубо теоретические вопросы можно найти в судебной практике, особенно если она обширна. В нашем случае она столь же обширна, сколь и противоречива. Суды как признают возможность признания права собственности на долю в силу приобретательной давности, причем и за участником общей собственности, и за иными лицами, так и отрицают ее. Подробный анализ конкретных дел нам не интересен, интересны мотивы, по которым суды отказывали. На них указывает Н. Захаров. Первый основан на том, что если давностный владелец не относится к числу сособственников, он не может не знать о том, что доля кому-то принадлежит. Второй связан с тем, что если давностный владелец - участник общей собственности, то он владеет имуществом на законном основании. Наконец, третий - давностное владение невозможно, если имущество не выделено в натуре <8>.
--------------------------------
<8> Захаров Н. Доля в праве за давностью лет // ЭЖ-Юрист. 2013. N 29. С. 11. Еще подробнее проанализирована судебная практика здесь: Рудов М.В. Указ. соч.

Всем этим обстоятельствам уже дан разбор, кроме последнего. Полагаем, что и оно не препятствует приобретению права собственности. Дело в том, что с выделом прекращается право общей собственности. И если право собственности на выделенную в натуре часть возникает, то это уже не право на долю, а единоличное право собственности. Возможно, что здесь идет речь не о выделенном имуществе, а об индивидуально определенной части общего имущества, например, как это имеет место при определении порядка пользования общим имуществом. Подобный подход разделить можно. Только четкое определение границ владения дает старт приобретательной давности.
Между прочим, зачастую владение индивидуально определенной частью имущества служит самым убедительным аргументом в споре о принципиальной возможности приобретения права собственности на долю в силу приобретательной давности. Так, К.П. Победоносцев в целом отрицал возможность приобретения права собственности на долю в силу рассматриваемого основания, поскольку считал, что для этого одно право должно вступать в противодействие с другим правом. "Когда и истец и ответчик - оба владели в одном имуществе, и право каждого из них, в сущности, одно и то же, нераздельное, то не может быть речи о применении отдельно к одному, относительно другого - давности по владению" <9>. Но как только речь коснулась обособленного имущества, мнение К.П. Победоносцева изменилось: "Отдельное владение частью целого может превратиться в собственность, когда эта часть имеет особливую хозяйственную целость и допускает определенное владение" <10>.
--------------------------------
<9> Курс гражданского права / Соч. К. Победоносцева, почет. чл. ун-тов Моск., С.-Петерб., Казан. и св. Владимира в Киеве. СПб.: Синод. тип., 1896. Ч. 1: Вотчинные права. С. 190.
<10> Там же.

Интересно отметить, что, несмотря на противоречивость судебной практики, современная методическая литература, ориентированная на судей, не отрицает приобретение права собственности в силу приобретательной давности. Так, в одном из практических пособий указано, что для этого истец обязан представить доказательства того, что он имел основания полагать о переходе в его собственность определенной доли и осуществлял права и обязанности собственника этой доли, в частности пользовался частью общего имущества и участвовал в расходах по его содержанию с учетом размера этой доли, уплачивал налоги и другие обязательные платежи, приходящиеся на спорную долю общего имущества, и т.п. <11>.
--------------------------------
<11> Толчеев Н.К., Горохов Б.А., Ефимов А.Ф. Подготовка гражданских дел к разбирательству в судах общей юрисдикции: практическое пособие / под ред. Н.К. Толчеева. М.: Норма, Инфра-М, 2012. С. 184.

В заключение можно было выдвинуть предположение о том, что для приобретения права собственности на долю в силу приобретательной давности допускается уж больно много исключений, настолько отдаляя рассматриваемый способ приобретения права собственности от "классического", что делает его совершенно другим, более похожим на требование об увеличении доли. Наука уже обращала внимание на это обстоятельство, более того, предлагалось ввести в закон положение, "которое предусматривало бы увеличение доли в том случае, если сособственник с соблюдением требований ст. 234 ГК РФ осуществлял владение общим имуществом при условии добровольного устранения кого-либо из сособственников от участия в общей долевой собственности" <12>. На самом деле иск об увеличении доли имеет место при улучшении имущества, а не его захвате, кроме того, имущество (его часть) должно находиться в законном владении истца.
--------------------------------
<12> Рудов М.В. Указ. соч.

Литература

1. Гражданское право: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 030900 "Юриспруденция": в 2 ч. / под ред. В.П. Камышанского, Н.М. Коршунова, В.И. Иванова. М.: ЮНИТИ: Закон и право, 2012. Ч. 1 / А.В. Барков [и др.]. 364 с.
2. Захаров Н. Доля в праве за давностью лет // ЭЖ-Юрист. 2013. N 29. С. 11.
3. Курс гражданского права / Соч. К. Победоносцева, почет. чл. ун-тов Моск., С.-Петерб., Казан. и св. Владимира в Киеве. СПб.: Синод. тип., 1896. Ч. 1: Вотчинные права. С. 190.
4. Лоренц Д.В. Владение имуществом "как своим собственным" // Гражданское право. 2009. N 2. С. 29 - 30.
5. Осипов Д.Е., Рыбалов А.О. Приобретение доли в праве на жилой дом по давности владения // Закон. 2006. N 8. С. 53 - 55.
6. Рудов М.В. Теоретические и практические проблемы рассмотрения споров о приобретении доли в праве общей долевой собственности по давности владения // Имущественные отношения в РФ. 2014. N 10. С. 88 - 95.
7. Скловский К. Приобретательная давность // Российская юстиция. 1999. N 3. С. 18 - 19.
8. Толчеев Н.К., Горохов Б.А., Ефимов А.Ф. Подготовка гражданских дел к разбирательству в судах общей юрисдикции: практическое пособие / под ред. Н.К. Толчеева. М.: Норма, Инфра-М, 2012. С. 184.
9. Энгельман И.Е. О давности по русскому гражданскому праву: историко-догматическое исследование. 3-е изд. СПб., 1901. С. 248.

А.В. Зарубин

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы