Предоставление наследнику доли в новой квартире, взамен той которая была указана в завещании

В «Отдел по Судебным Жилищным Спорам» обратилась гражданка Иванова с просьбой помочь ей в решении нижеследующей проблемы.
В 1994 году гражданка Иванова приватизировала вместе со своим мужем, Ивановым, квартиру по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.4. Квартира была оформлена в общую совместную собственность без определения долей.
У мужа гражданки Ивановой имелось трое дочерей – от первого брака дочь Марина (1973 года рождения), от второго брака дочь Татьяна (1982 года рождения) и от брака с гражданкой Ивановой дочь Анна (1994 года рождения).
В 2003 году брак между супругами Ивановыми был расторгнут. После расторжения брака бывший муж гражданки Ивановой составил и заверил у нотариуса завещание, в котором указал, что завещает дочери Марине всю принадлежащую ему на праве собственности долю квартиры, находящееся по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.4.
В ноябре 2009 года, в связи с предстоящим сносом дома по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.4, Иванов и Иванова подписали с Департаментом жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы Договор краткосрочного найма жилого помещения (далее – Договор краткосрочного найма), согласно которому они получили в срочное возмездное пользование взамен вышеуказанной квартиры, новую квартиру по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.10.
Согласно Договору краткосрочного найма Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы взял на себя обязательство, в дальнейшем, заключить с Ивановыми договор мены жилых помещений или договор передачи квартиры в собственность в порядке компенсации за снесенное жилое помещение, по которому квартира, расположенная по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.10, должна была быть оформлена в собственность вышеуказанных граждан.

В 2010 году, Иванов умер.
После смерти Иванова его дочь Марина подала нотариусу заявление о принятии наследства.
На момент подачи Мариной нотариусу заявления о принятии наследства дом, расположенный по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.4, уже был снесен. Однако до своей смерти Иванов не успел изменить составленное им в пользу своей дочери Марины завещание, в котором по-прежнему значилась квартира по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.4.
Между тем, дом по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.10, уже был введен в эксплуатацию, и с жильцами этого дома оформлялись договоры социального найма и договоры передачи квартир в собственность.

В Департаменте жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы с гражданской Ивановой подписывать документы на передачу квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.10, в её собственность, в отсутствие умершего Иванова, отказались. От наследницы по завещанию, Марины, в Департаменте жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы потребовали предоставить Свидетельство о праве на наследство на указанную квартиру.
Поскольку Марина, как уже было сказано выше, подала нотариусу заявление о принятии наследства, то к ней перешли все права и обязанности её покойного отца, включая и право на заключение с ней договора мены, предметом которого должно было быть предоставление в её собственность 1/2 доли квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.10.
Однако в мае 2011 года нотариус вместо Свидетельства о праве на наследство выдал наследнице Марине письменный отказ в выдаче такого Свидетельства.

Юристы «Отдела по Судебным Жилищным Спорам» помогли гражданке Ивановой и наследнице Марине в составлении искового заявления в суд против Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы «О признании права собственности на доли в квартире», и представляли их интересы в суде.
В исковом заявлении юристы «Отдела по Судебным Жилищным Спорам» обратили внимание суда, в частности, на нижеследующие обстоятельства.
Поскольку доли Ивановой и Иванова в праве собственности на квартиру по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.4, не были определены, то согласно пункту 2 статьи 254 Гражданского кодекса РФ их доли должны признаваться равными.
В пунктах 1 и 4 статьи 6 Закона г. Москвы от 31 мая 2006 г. №21 «Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве» сказано нижеследующее:
«1. Собственникам, освобождающим жилые помещения (жилые дома), по их выбору в денежной или натуральной форме предоставляется равноценное возмещение (компенсация) либо выкупная цена. Размер возмещения (компенсации) либо выкупной цены определяется соглашением сторон на основе независимой оценки.
4. При согласии собственника с ним может быть заключен договор мены, в соответствии с которым собственнику предоставляется другое благоустроенное жилое помещение, равнозначное освобождаемому жилому помещению».
Таким образом, при переселении собственников из сносимого жилья по ст.6 Закона г. Москвы от 31 мая 2006 г. № 21 «Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве» предусматривается всего два способа компенсации за изымаемое жилье – выплата выкупной цены или заключение договора мены. То есть законодатель четко определил, что с собственником сносимого жилья заключается не договор купли-продажи, передачи квартиры в собственность или какая-либо еще сделка, а, именно, договор мены.
Договор краткосрочного найма, заключенный Ивановыми с Департаментом жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы имел все признаки предварительного договора, предусмотренные статьей 429 Гражданского кодекса РФ.
Согласно статье 1112 Гражданского кодекса РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.
Согласно статьи 1132 Гражданского кодекса РФ при толковании завещания нотариусом, исполнителем завещания или судом принимается во внимание буквальный смысл содержащихся в нем слов и выражений. В случае неясности буквального смысла какого-либо положения завещания он устанавливается путем сопоставления этого положения с другими положениями и смыслом завещания в целом. При этом должно быть обеспечено наиболее полное осуществление предполагаемой воли завещателя.
Таким образом, наследнице по завещанию Марине перешли права требования на заключение договора по передаче 1/2 доли квартиры (по сути – договора мены), расположенной по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.10, в собственность.

В ходе судебного разбирательства по делу выяснилось, что нотариусу, который вел наследственное дело на имущество умершего Иванова, подала заявление о принятии наследства также и дочь Иванова от второго брака – Татьяна.
Привлеченная к участию в судебном процессе в качестве третьего лица наследница Татьяна, исковые требования наследницы Марины не признала и подала встречный иск о признании за ней права собственности на 1/6 долю квартиры.
В своем встречном иске Татьяна указала, что она не возражает против признания права собственности гражданки Ивановой на 1/2 долю квартиры, расположенной в доме по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.10, поскольку эта доля передается Ивановой, как участнику бездолевой приватизации квартиры в снесенном доме, располагавшемся по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.4. Однако относительно признания права собственности на вторую 1/2 долю квартиры за наследницей по завещанию Мариной наследница Татьяна возражала, заявив суду, что:
1) С момента сноса дома, расположенного по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.4, прекратило своё действие завещание, составленное Ивановым в пользу дочери Марины;
2) Со ссылкой на пункт 1 статьи 1149 и пункт 4 статьи 1157 Гражданского кодекса РФ Татьяна заявила, что право на обязательную долю в наследстве имеет несовершеннолетняя дочь Иванова Анна (1994 года рождения), и от её права на обязательную долю в наследстве её мать, гражданка Иванова, не вправе отказываться без предварительного согласия органов опеки и попечительства.

Учитывая вышеизложенную позицию по делу наследницы Татьяны, суд истребовал из районного Отдела опеки и попечительства письменный отзыв на первоначальный иск Ивановой и наследницы Марины, а также на встречный иск наследницы Татьяны.
Отдел опеки и попечительства дал письменное заключение по делу, в котором указал, что считает нужным признать за несовершеннолетней наследницей Анной долю в наследуемом имуществе, как за наследником умершего Иванова, имеющим право на обязательную долю.

Учитывая вышеизложенное, районный суд вынес судебное решение, которым исковые требования наследницы Татьяны были отклонены, а по иску гражданки Ивановой и наследницы по завещанию Марины были определены следующие доли в праве собственности на квартиру по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д.10:
- за гражданской Ивановой признать право собственности на 1/2 долю квартиры;
- за наследницей по завещанию Мариной признать право собственности на 5/12 долей квартиры;
- за несовершеннолетней наследницей Анной признать право собственности на 1/12 долю квартиры.

Источник: Отдел по Судебным Жилищным Спорам

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы