Взыскание с города Москвы денежной компенсации за изымаемое у собственника сносимое жилье

В «Отдел по Жилищным Судебным Спорам» обратилась гражданка Брыткова с просьбой помочь ей в решении нижеследующей проблемы.
Гражданке Брытковой на праве собственности принадлежала комната №1 в коммунальной квартире в городе Москве. В комнате №2 в этой же коммунальной квартире проживал её бывший муж, гражданин Брытков, который являлся собственником комнаты №2. Жилой дом, в котором находилась вышеуказанная коммунальная квартира, подлежал сносу. Гражданка Брыткова, из-за конфликтных отношений с бывшим мужем, гражданином Брытковым, жить в этой коммунальной квартире не могла, в связи с чем она была зарегистрирована и фактически проживала в квартире своей совершеннолетней дочери, в другом районе города Москвы.
Когда Брыткова позвонила по телефону в Управление Департамента жилищной политики и жилищного фонда в Северном административном округе города Москвы, чтобы узнать, какие ей положены варианты переселения, то сотрудники Управления Департамента сообщили ей по телефону, что она будет переселена в дом-новостройку в том же районе, в котором находится подлежащий сносу дом, в комнату в двухкомнатной квартире. Причем речь шла о предоставлении Брытковой на праве собственности комнаты №1 во вновь создаваемой коммунальной квартире, а комнату №2 в этой же коммунальной квартире должны были предоставить на праве собственности её бывшему мужу – гражданину Брыткову.
Гражданку Брыткову данный вариант переселения совсем не устраивал, поскольку постоянные конфликты с гражданином Брытковым делали невозможным совместное с ним проживание в одной квартире. Через полтора месяца после вышеуказанной телефонной беседы, Брытков и Брыткова получили по почте повестки в суд и копию искового заявления Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы об их принудительном переселении во вновь предоставляемые им комнаты в двухкомнатной коммунальной квартире в доме-новостройке.
Из содержания искового заявления Брыткова узнала, что она, якобы, трижды отказалась от получения смотровых талонов в Управление Департамента жилищной политики и жилищного фонда в Северном административном округе города Москвы на предлагаемые ей и гражданину Брыткову вариантов переселения, после чего Департамент жилищной политики и жилищного фонда города Москвы решил осуществить переселение бывших супругов Брытковых в судебном порядке по последнему, якобы предлагавшемуся им, варианту переселения. В своем иске Департамент жилищной политики и жилищного фонда города Москвы просил суд переселить Брыткову и Брыткова в две комнаты двухкомнатной коммунальной квартиры во вновь построенном доме.

Юристы «Отдела по Судебным Жилищным Спорам» разъяснили гражданке Брытковой, что она может добиться получения отдельного от её бывшего мужа Брыткова жилья, путем взыскания с города Москвы, в лице Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы выкупной цены, на которую она сможет приобрести себе другое отдельное жилье. И после этого, помогли гражданке Брытковой в составлении встречного искового заявления против Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы “Об обязании выплатить выкупную цену” и представляли её интересы в суде первой инстанции.

В судебном заседании юристы «Отдела по Жилищным Судебным Спорам» пояснили суду нижеследующее.
На основании с части 4 статьи 32 Жилищного кодекса РФ гражданка Брыткова должна была быть извещена Правительством г. Москвы за год до предстоящего изъятия принадлежащей ей на праве собственности комнаты.
Однако, такого извещения за год до издания Распоряжения Префекта САО г. Москвы Брытковой предоставлено не было.

В подпункте "Г" пункта 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года №14, разъясняющем порядок применения норм Жилищного кодекса РФ, в частности, сказано нижеследующее:
"Соблюдение предусмотренной частями 2-4 статьи 32 ЖК РФ процедуры, предшествующей изъятию жилого помещения у собственника, является обязательным, а потому подлежит проверке как обстоятельство, имеющее значение по делу. Данная процедура включает в себя: принятие уполномоченным органом решения об изъятии жилого помещения (часть 2 статьи 32 ЖК РФ), государственную регистрацию этого решения в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним (часть 3 статьи 32 ЖК РФ), уведомление в письменной форме собственника жилого помещения не позднее чем за год до предстоящего изъятия принадлежащего ему жилого помещения о принятом решении об изъятии и дате его государственной регистрации (часть 4 статьи 32 ЖК РФ).
При этом исходя из положений части 4 статьи 32 ЖК РФ юридически значимым обстоятельством является не только факт направления указанного уведомления собственнику жилого  помещения  компетентным  органом,  но  и  факт получения  собственником  такого уведомления. В этой связи сообщение в средствах массовой информации (например, по радио, телевидению, в печатных изданиях, Интернете) об изъятии жилого помещения у конкретного собственника не может быть признано надлежащим извещением собственника о предстоящем изъятии данного жилого помещения.
Несоблюдение процедуры, предшествующей изъятию жилого помещения у собственника, должно влечь за собой отказ в иске органу государственной власти (органу местного самоуправления) о выкупе жилого помещения".

Порядок подачи в суд подобного рода исков (исков против Брытковой и Брыткова), в частности, определен Распоряжением Премьера Правительства Москвы от 25 мая 2001 г. N 454-РП "О мерах по ускорению оформления документов гражданам, отселяемым из сносимых домов", в пункте 2.3. которого сказано нижеследующее:
"При неоднократном необоснованном отказе граждан, отселяемых из сносимых домов, от предоставляемых жилых помещений по новому месту жительства в недельный срок после выхода соответствующего распоряжения префекта административного округа направлять в суд исковые заявления о выселении граждан из домов, подлежащих отселению".

Таким образом, изъятие жилья в связи с его предстоящим сносом, осуществляется в г. Москве на основании поданных в суд исковых заявлений о выселении граждан в случае их неоднократного необоснованного отказа от предоставляемых жилых помещений.
Данное обстоятельство свидетельствовало об отсутствии у истца - Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы - права на иск об изъятии у Брытковой жилого помещения, поскольку в материалах судебного дела отсутствовали данные не только о неоднократном, но даже об однократном отказе Брытковой и её бывшего мужа Брыткова от предлагаемого к предоставлению жилого помещения.
В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 2 Закона г. Москвы от 31.05.2006 г. №21 граждане-собственники жилых помещений при переселении из этих жилых помещений (жилых домов) в г. Москве, а также их освобождении имеют право в установленном порядке на: предоставление равноценного возмещения (компенсации) по их выбору в денежной либо натуральной форме в виде предоставления равнозначного жилого помещения.
Как уже было сказано выше, Брыткова являлась собственником комнаты в коммунальной квартире. Таким образом,  ей, как собственнику комнаты, должен был быть предложен в качестве варианта переселения, либо вариант с выплатой выкупной цены за изымаемое жилье, либо натуральная компенсация в виде нового жилья.
Однако в материалах судебного дела отсутствовали данные о том, что Брытковой предлагался такой выбор между денежной и натуральной компенсацией.
Основания и порядок переселения граждан из сносимого жилья в г. Москве подробно изложен в Законе г. Москвы №21 от 31 мая 2006 года.
В своем исковом заявлении против Брытковых Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы сослался на положения статьи 6 Закона г. Москвы №21 от 31 мая 2006 года, тем самым признавая, что данная статья подлежит применению к рассматриваемым правоотношениям.

В пункте 1 статьи 6 Закона г. Москвы №21 от 31 мая 2006 года сказано нижеследующее:
Собственникам, освобождающим жилые помещения (жилые дома), по их выбору в денежной или натуральной форме предоставляется равноценное возмещение (компенсация) либо выкупная цена. Размер возмещения (компенсации) либо выкупной цены определяется соглашением сторон на основе независимой оценки.

В пункте 3 статьи 6 Закона г. Москвы №21 от 31 мая 2006 года сказано нижеследующее:
При определении выкупной цены изымаемого у собственника жилого помещения (жилого дома) в связи с изъятием земельного участка в соответствии со статьей 4 настоящего Закона в нее включаются размер рыночной стоимости освобождаемого жилого помещения (жилого дома), а также все убытки, причиненные собственнику в связи с его изъятием, возмещение которых предусмотрено федеральным законодательством при изъятии жилых помещений. По соглашению с собственником жилого помещения ему может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену.

Таким образом, в норме статьи 6 Закона г. Москвы №21 от 31 мая 2006 года, на которую в своем иске сослался сам же Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, четко указано наличие права на получение выкупной цены.
Поскольку Брыткова никак не была уведомлена ни Префектурой САО г. Москвы, ни Департаментом жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о существовании Распоряжения Префекта САО г. Москвы об изъятии у неё жилого помещения, то Брыткова самостоятельно подала в Управление Департамента жилищной политики и жилищного фонда в САО г. Москвы заявление, в котором просила предоставить ей взамен изымаемого у неё жилья, денежную компенсацию.
Брыткова имела самостоятельное право пользования другим жилым помещением (квартирой дочери, в которой Брыткова была зарегистрирована по месту жительства), что согласно статьи 6 Закона г. Москвы от 31.05.2006 г. №21 давало Брытковой право на получение выкупной цены взамен изымаемого у нее жилья.
Как следовало из текста искового заявления Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о выселении Брытковых и прекращении их права собственности на двухкомнатную квартиру, принадлежащая Брытковой на праве собственности комната в вышеуказанной коммунальной квартире была оценена Департаментом жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы в 2 925 000 рублей. Данная денежная сумма Брыткову вполне устраивала, в связи с чем она просила суд обязать Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы вместо предоставления ей натуральной компенсации за изымаемое у неё жилье, выплатить денежную компенсацию в размере 2 925 000 рублей.
Судебным решением встречные исковые требования Брытковой были полностью удовлетворены, и ей, вместо комнаты во вновь создаваемой коммунальной квартире, была присуждена выкупная цена в размере 2 925 000 рублей.

Источник: Отдел по Жилищным Судебным Спорам

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы