Взыскание неустойки за просрочку выплаты алиментов на содержание несовершеннолетних детей

В «Отдел по Жилищным Судебным Спорам» обратился гражданин Борисов с просьбой помочь ему в решении нижеследующей проблемы.
С 1998 года по 2005 год Борисов состоял в браке с гражданкой Борисовой. От брака у Борисовых имеются дети – Алиса (1999 года рождения) и Григорий (2001 года рождения). В 2005 году брак между Борисовыми был расторгнут. До 2008 года семья фактически не распадалась, и Борисовы жили вместе.
В 2008 году по решению мирового судьи гражданину Борисову была определена сумма взыскиваемых с него алиментов на содержание детей, в размере 1/3 от всех видов заработка гражданина Борисова.
Гражданка Борисова подала исполнительный лист о взыскании алиментов в службу судебных приставов-исполнителей.
Одновременно с этим событием, в 2008 году мама гражданки Борисовой, гражданка Пиндеева, взыскала в судебном порядке с гражданина Борисова сумму долга по расписке в размере 300 000 рублей. При этом суд не учел тот факт, что указанная расписка носила формальный характер, поскольку на взятые у Пиндеевой по расписке денежные средства, гражданин Борисов достроил дом, который он начал строить ещё в 1995 году, и по окончании строительства этого дома семья Борисовых, с детьми и гражданской Пиндеевой, стали вместе жить в этом доме. Однако, поскольку в расписке не была указана цель получения займа, то суд счел, что Борисов взял заем у Пиндеевой для каких-то собственных, а не семейных, нужд.
Уже после расторжения брака, в 2006 году, Борисов взял у своей бывшей жены в долг ещё 200 000 рублей, которые он потратил на обустройство их общего дома. Как уже было указано выше, до 2008 года семья Борисовых совместно жила в вышеуказанном доме, и фактические семейные отношения между бывшими супругами не прекращались.
Однако в 2008 году бывшие супруги Борисовы поссорились, и гражданин Борисов ушел из семьи и стал жить отдельно.
Тогда гражданка Борисова подала, по аналогии с иском своей мамы Пиндеевой, в суд иск против своего бывшего мужа о взыскании с него суммы займа в размере 200 000 рублей.
После этого гражданки Борисова и Пиндеева в 2008 году совместно обратились к судебным приставам-исполнителям, с заявлениями о принятии к взысканию исполнительных листов на суммы 300 000 рублей (в пользу Пиндеевой) и 200 000 рублей (в пользу Борисовой). Оба исполнительных листа, на общую сумму в 500 000 рублей, были объединены в Сводное исполнительное производство, должником пол которому значился гражданин Борисов.
Таким образом, с 2008 года в производстве у судебных приставов-исполнителей находились сразу два исполнительных производства в отношении гражданина Борисова – Исполнительное производство о взыскании с него 1/3 от всех получаемых им доходов в виде алиментов на содержание несовершеннолетних детей, и Сводное исполнительное производство о взыскании 500 000 рублей в пользу гражданок Борисовой и Пиндеевой по двум договорам займа.
В 2009 году, в связи с кризисом, Борисов лишился постоянной работы, и, соответственно, утратил возможность к получению регулярного заработка. Однако Борисов перебивался случайными заработками, и часть своего заработка перечислял на счет Службы судебных приставов-исполнителей. Судебные приставы-исполнители убеждали гражданина Борисова, что ему необходимо производить ежемесячные перечисления денег на счет их службы, и что оплачиваемые им средства по закону изначально будут идти на оплату алиментов, и лишь при превышении суммы ежемесячных алиментных платежей, излишне оплаченные денежные средства будут направляться на погашение задолженности по Сводному исполнительному производству – возврату суммы займа гражданкам Борисовой и Пиндеевой.
Однако в марте 2013 года гражданин Борисов получил повестку к мировому судье, и копию иска от бывшей жены Борисовой с приложениями. Из текста иска Борисов узнал, что, по мнению его бывшей жены, с 2009 года и по 2013 года, он практически не оплачивал алиментов на содержание их общих несовершеннолетних детей, что судебные приставы-исполнители насчитали ему задолженность по алиментам на сумму, более 88 000 рублей, а сама истица Борисова просила суд взыскать со своего бывшего мужа (ответчика Борисова) неустойку по пункту 2 статьи 115 Семейного кодекса РФ в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки, а всего более 477 000 рублей.

Юристы «Отдела по Жилищным Судебным Спорам» помогли гражданину Борисову в составлении отзыва на иск и представляли его интересы в мировом суде по вышеуказанному судебному делу.
В суде юристы «Отдела по Жилищным Судебным Спорам» указали на нижеследующие обстоятельства, имеющие существенное значение для рассматриваемого спора.
Из приложенного к исковому заявлению истицей Борисовой расчета размера неустойки следовало, что истица просила взыскать со своего бывшего мужа неустойку за период с декабря 2009 года по 2013 год.
Между тем, в материалах судебного дела имелась копия решения Мирового судьи от 10 июня 2010 года, из содержания которого следовало, что с ответчика Борисова уже была взыскана неустойка за просрочку уплаты алиментов за период с 22.11.2008 года и до момента погашения ответчиком задолженности – то есть до 12.02.2010 года.

Данным судебным решением подтверждались следующие факты:
1. Факт погашения ответчиком Борисовым задолженности по алиментам 12 февраля 2010 года;
2. Тот факт, что ранее судом уже была взыскана с ответчика Борисова неустойка за просрочку уплаты алиментов до 12 февраля 2010 года.

То есть требование истицы Борисовой о взыскании с ответчика неустойки за период времени с 01 декабря 2009 года по 12 февраля 2010 года не подлежали удовлетворению, поскольку за указанный период времени неустойка ранее уже была взыскана с ответчика Борисова в судебном порядке, и по состоянию на 12 февраля 2010 года задолженности по уплате алиментов у него не имелось, что было установлено вышеуказанным судебным решением, и, согласно статье 61 ГПК РФ, повторному доказыванию не подлежало.
Согласно пункту 2 статьи 115 Семейного кодекса РФ при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п.25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.01.1996 г. N 9 "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов" предусмотренная п. 2 ст. 115 СК РФ ответственность лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, за несвоевременную уплату алиментов (уплата неустойки, возмещение убытков) наступает в случае образования задолженности по вине плательщика алиментов. Такая ответственность не может быть возложена на лиц, в частности, в связи с несвоевременной выплатой заработной платы, задержкой или неправильным перечислением алиментных сумм банками и т.п.
Таким образом, взыскание неустойки за задержку уплаты алиментов допускается не во всех случаях, а лишь при наличии вины плательщика алиментов.
В материалах судебного дела имелись квитанции об оплате ответчиком Борисовым алиментов за март и апрель 2010 года. То есть, за период с февраля 2010 года по август 2010 года у ответчика имелась задолженность по уплате алиментов лишь за май, июнь и июль 2010 года.
С 04 августа 2010 года ответчик Борисов был зарегистрирован в качестве безработного в Отделе трудоустройства Департамента труда и занятости города Москвы. То есть, начиная с 04 августа 2010 года и по 03 февраля 2012 года (по дату последнего получения ответчиком пособия по безработице), обязанность по перечислению алиментов была возложена не на него, а на Отдел трудоустройства Департамента труда и занятости города Москвы.
Однако перечисления алиментов производились работниками Отдела трудоустройства Департамента труда и занятости города Москвы с перерывами, а именно – с августа по октябрь 2010 года перечисления не производились по причине того, что исполнительный лист о взыскании алиментов был направлен судебными приставами-исполнителями в Отдел трудоустройства по почте, а в период с июня по июль 2011 года перечисления алиментов не производились работниками Отдела трудоустройства вообще без какого-либо объяснения причин.
В рамках Сводного исполнительного производства (о взыскании с Борисова задолженности по двум вышеуказанным договорам займа денежной суммы 500 000 рублей) с февраля 2012 года с Борисова производилось взыскание денежных средств не на выплату алиментов, а на погашение задолженности по данному Сводному исполнительному производству.
Согласно пункту 1 статьи 111 Федерального закона “Об исполнительном производстве” в случае, когда взысканная с должника денежная сумма недостаточна для удовлетворения в полном объеме требований, содержащихся в исполнительных документах, указанная сумма распределяется между взыскателями, предъявившими на день распределения соответствующей денежной суммы исполнительные документы, в следующей очередности:

1) в первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, возмещению вреда в связи со смертью кормильца, возмещению ущерба, причиненного преступлением, а также требования о компенсации морального вреда;
2) во вторую очередь удовлетворяются требования по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих (работавших) по трудовому договору, а также по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности;
3) в третью очередь удовлетворяются требования по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды;
4) в четвертую очередь удовлетворяются все остальные требования.

Таким образом, в первую очередь все поступавшие от ответчика Борисова платежи судебные приставы-исполнители обязаны были начислять в счет оплаты по алиментам, что, однако, сделано ими не было. Вместо этого, судебные приставы-исполнители в период с февраля по ноябрь 2012 года производили зачисление поступавших от Борисова денежных средств не в счет оплаты алиментов, а в счет погашения задолженности в рамках вышеуказанного Сводного исполнительного производства.
В нарушение требований статьи 110 Федерального закона “Об исполнительном производстве” перечисление денежных средств на счета истицы производилось судебными приставами-исполнителями не сразу после поступления от ответчика денег на депозитный счет подразделения судебных приставов, а лишь после накопления на данном счете определенной денежной суммы.
Так, например, денежные средства, оплаченные ответчиком Борисовым на депозитный счет службы судебных приставов-исполнителей, перечислялись ими на счет истицы Борисовой не сразу, а через три, а иногда и через семь месяцев.
Соответственно, даже если бы судебные приставы-исполнители действовали в строгом соответствии с требованиями пункта 1 статьи 111 Федерального закона “Об исполнительном производстве”, то и в этом случае образовывалась бы задержка с перечислением алиментов на банковский счет истицы Борисовой, поскольку денежные средства перечислялись на её счет не сразу после поступления от ответчика денег на депозит судебных приставов-исполнителей, а лишь после принятия судебными приставами-исполнителями очередного Постановления о перераспределении денежных средств.
Поэтому ответчик Борисов не мог нести ответственности, в виде неустойки за просрочку выплаты алиментов на счет истицы Борисовой, поскольку данная просрочка образовалась по вине Отдел трудоустройства Департамента труда и занятости города Москвы, нерегулярно перечислявшего деньги на депозит судебных приставов-исполнителей, а также по вине самих судебных приставов-исполнителей, перечислявших поступавшие от ответчика Борисова денежные средства, либо в счет погашения задолженности по Сводному исполнительному производству (вместо направления денег на выплату алиментов), либо с постоянной задержкой по срокам, достигавшей порой семи месяцев с даты поступления денег от ответчика Борисова на депозит судебных приставов-исполнителей.
Единственные три месяца, по которым ответчик Борисов не смог предоставить суду оправдательных документов, подтверждающих уважительность неоплаты им алиментов, были май, июнь и июль 2010 года.
Учитывая вышеизложенное, мировой судья принял судебное решение, которым исковые требования истицы Борисовой были удовлетворены частично – из заявленной Борисовой в иске суммы неустойки за просрочку выплаты алиментов в размере более 477 000 рублей, с ответчика Борисова была взыскана неустойка лишь на общую сумму 131 097 рублей.
Данное судебное решение сторонами обжаловано не было и вступило в законную силу.

Источник: Отдел по Жилищным Судебным Спорам

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы