Перевод прав и обязанностей покупателя доли квартиры

В «Отдел по жилищным судебным спорам» обратилась семья Ивановых с просьбой помочь в решении нижеследующей проблемы.
В 2010 году несовершеннолетний Иванов Н., в связи со смертью дальнего родственника, получил в порядке наследования по завещанию 1/3 доли квартиры в городе Москве. Ещё по 1/3 доли квартиры в 2010 году получили по завещанию Петрова и Карпова. Все указанные лица родственниками друг другу не являлись.
После оформления наследственных прав, отец Иванова Н. – Иванов К. – зарегистрировался вместе с несовершеннолетним Ивановым Н. по месту жительства в данной квартире, но фактически Иванов К. проживал в Московской области, а несовершеннолетний Иванов Н. проживал вместе со своей мамой (Ивановой М.) в городе Москве, но по другому адресу.
Между семьей Ивановых и двумя другими наследниками, Петровой и Карповой, сложились конфликтные отношения. Петрова и Карпова постоянно сдавали в аренду унаследованную квартиру, и не давали в ней жить, ни несовершеннолетнему Иванову Н., ни его родителям.
В ноябре 2015 года, получив на руки выписку из ЕГРП о зарегистрированных правах на вышеуказанную квартиру, родители несовершеннолетнего Иванова Н. узнали о том, что 1/3 доли квартиры по-прежнему принадлежит на праве собственности их ребенку, а собственником 2/3 долей квартиры с октября 2015 года значится некий гражданин Борисов. При этом, ни Иванов К., ни Иванова М., никаких извещений о предстоящей продаже 2/3 долей квартиры не получали, ни на своё имя, ни на имя несовершеннолетнего Иванова Н.

Юристы «Отдела по жилищным судебным спорам» помогли Ивановой М. (действующей в интересах несовершеннолетнего Иванова Н.) в составлении иска «О переводе прав и обязанностей покупателя доли», и представляли её интересы в суде по данному судебному делу.
Ответчики (Петрова, Карпова и Борисов) против удовлетворения иска в суде возражали, заявив, что ещё в декабре 2014 года через нотариуса направили Уведомление о продаже 2/3 долей квартиры на имя отца ребенка (Иванова К.) по адресу его регистрации, то есть по адресу спорной квартиры. По истечении срока хранения заказное письмо было возвращено нотариусу, который выдал Петровой и Карповой Свидетельство об исполнении требований статьи 250 Гражданского кодекса РФ, согласно которому  Петрова и Карпова, якобы, надлежащим образом известили несовершеннолетнего Иванова Н. о предстоящей продаже своих долей квартиры.

В ответ на этот довод, юристы «Отдела по жилищным судебным спорам» указали суду на то обстоятельство, что с 2010 года в квартире никто из собственников не проживает. Из-за конфликтных отношений родители несовершеннолетнего Иванова Н. неоднократно обращались в полицию с заявлениями о незаконном вселении Петровой и Карповой в спорную квартиру посторонних лиц. В ответ на эти заявления, полиция лишь ограничилась выдачей Ивановым нескольких Постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, в которых, однако, были указаны места фактического проживания всех членов семьи Ивановых.
То есть Петрова и Карпова прекрасно знали, по каким именно адресам нужно направлять Уведомление о продаже 2/3 долей квартиры, но намеренно ввели нотариуса в заблуждение, указав лишь адрес места регистрации несовершеннолетнего Иванова Н. и его отца – Иванова К. – что сделало получение нотариального Уведомления адресатом практически невозможным.
Кроме того, по смыслу статьи 250 Гражданского кодекса РФ, Уведомление о продаже 2/3 долей квартиры должно было быть направлено на имя собственника 1/3 доли квартиры (несовершеннолетнего Иванова Н.), а не на имя его отца – Иванова К. При этом нотариус в выданном ответчикам Свидетельстве указал, что о предстоящей продаже долей квартиры был извещен Иванов Н., что не соответствовало действительности. В результате допущенного нотариусом нарушения, мать ребенка (Иванова М.) была лишена возможности получить нотариальное Уведомление о предстоящей продаже 2/3 долей квартиры.
Приняв во внимание вышеуказанные обстоятельства, суд пришел к выводу о том, что Петрова и Карпова ненадлежащим образом исполнили свою обязанность, предусмотренную статьей 250 Гражданского кодекса РФ, в связи с чем иск был удовлетворен, права и обязанности покупателя 2/3 долей квартиры были переведены на несовершеннолетнего Иванова Н.

Источник: Отдел по Жилищным Судебным Спорам

Комментарии 0

Вы допустили ошибки при заполнении формы